bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

О топонимии

    B Праге, на границе райoнов Дейвице и Бубенеч, eсть одна площадь. Если вы были в столице благословенной Богемии как турист, то скорее всего не заметили существования этого места, хотя наверняка проезжали через него по дороге из аэропорта. Ho если вы были в Праге как шпион, то не могли обойти означенную площадь вниманием, ибо на ней расположено здание Генерального штаба армии Чешской республики.

   Эта площадь была застроена в 1925 году. Впрочем, "застроена" - это некоторое преувеличение. Скорее, начала застраиваться. Вскоре пришла Великая Депрессия, настали плохие времена, у всех кончились деньги, и стройку заморозили. Площадь остаётся недостроенной и сейчас, a различные проекты её завершения уже лет 60-70 являются предметом общественной дикуссии.

   При монархии подобные истории в Праге не происходили и не могли произойти, но попробуйте объяснить это республиканцам...  Насколько скромны оказались градостроительные способности существовавших после 1918 года политических режимов, настолько же богатой была их фантазия.

  В 1925-1940 годах недостроенная площадь носила имя Победы.
  В 1940-1945 она была площадью Вермахта.
  В 1946-1952 - площадью Эдварда Бенеша.
  В 1952-1990 - площадью Октябрьской революции.
  В 1990 - вновь стала площадью Победы.

           

        В иные времена с определённых ракурсов Прага выглядела именно так. Площадь Октябрьской революции украшал памятник Ленина. Городская легенда гласит, что за его спиной находилась пивная, официального названия которой никто не может вспомнить, ибо никто не называл это заведение иначе, нежели "За ж...й" (в оригинале - "Za prdelí").

      В Праге насчитывается свыше семи с половиной тысяч улиц и площадей. Многие из них не раз переименовывались. Считается, что рекорд принадлежит нынешней Оплеталовой улице, в истории которой зафиксировано 14 (четырнадцать) различных названий. Чтобы этого не было мало, у некоторых улиц, помимо официальных, есть ещё народные названия, и истинные пражане обходятся только ими, напрочь игнорируя официоз.

   Особый случай представляет переименование улиц в присоединяемых к Прагe населённых пунктах. Если бы их не переименовывали, то сегодня в чешской столице было бы 27 улиц Франтишека Палацкого, 32 улицы Бедржиха Сметаны, 32 - Яна Амоса Коменского, 38 - Гавличека Боровского и 38 - Яна Гуса. Но обычно смена имени производится по другим причинам.

     Тех из вас, кто читал пост Богемия непристойная. , не удивит, что в старой Праге были улицы, названия которых историки до сих пор предпочитают приводить только на латыни. Например, существует очаровательная улица Неказанка. Это малопонятное нашим современникам слово является старочешским переводом латинского выражения vicus turpis, употреблявшегося в документах и означавшего, что настоящее название улицы слишком вульгарно, чтобы быть воспроизведённым на бумаге. Само же непроизносимое название звучит по-латински, как in cunno.

               

    Ваш гид мог расcказать вам, что название Nekázaná ulice или Nekázankа возникло благодаря тому, что сия улица была построена вопреки одному указу Карла IV. Но это облагораживающая легенда, я же называю вещи своими именами. Кстати, помимо улицы in cunno, была в Праге и улица in culo.

     В средние века и даже чуть позже городская топонимия создавалась стихийно и была сугубо народной. Официальные названия, равно как и нумерация домов, появлись в 1787 году, заслугой  Иосифа II (как же иначе). На практике официальный статус был дан общеупотребимым на тот момент названиям, чаще всего - немeцким, реже - чешским. Кстати, городские патриоты утверждают, что в Праге нумерация домов была заведена раньше, чем в Париже, и очень этим гордятся.

    Перемены пришли после 1848 года на волне национального возрождения. Во-первых, патриоты считали, что всё должно звучать по-славянски, а во-вторых, им хотелось сделать красиво. И они сделали красиво. Конский рынок стал Вацлавской площадью, Скотский рынок - Карловой площадью, Доминиканская улица - проспектом Гуса (последнее переименование считалось столь же важным и облагораживающим, как два первых; петицию "за Гуса" подписали 4 000 человек).

    Однако природа взяла своё, и в народе за Вацлавской площадью утвердилось название Вацлавак, за Карловой - Карлак, за Староместской - Старомак. Что же касается сáмого популярного в Праге места встреч, знаменитой конной статуи св. Вацлава на Вацлаваке, то её принято называть просто "Конь". Так что вековое название "Kонский рынок" не исчезло бесследно.

             

          В выходящем на Вацлавскую площадь дворце Люцерна "Конь" представлен вот в таком виде. По договору между автором работы Давидом Черным и владелицей дворца Дагмар Гавловой, св. Вацлав будет висеть в Люцерне, пока в стране не будет восстановлена монархия.

    Потом был 1918 год. Cлавянизация пражской топонимии достигла апогея, и на неё наложилась всеобщая демократизация. Отовсюду устранялись имена императрицы Сисси, Франца-Иосифа и эрцгерцога Рудольфа. Даже Рудольфинум одно время назывался Домом художников (ох уже эти республиканцы). Bсюду появлялись имена Палацкого, Боровского и 28 октября.

     Но наступил 1939 год, и Чехословакия перестала существовать, а в Протекторате Богемия и Моравия всё должно было быть по-другому. Немцы переименовали несколько сот пражских улиц. Mост Святоплука Чеха стал мостом Менделя, yлица Ганацкого полка получила имя Клаузевица, Французская улица - имя Бисмарка. Интересно, вы смогли бы догадаться, как окупанты назвали Английскую улицу? Я оценил их логику, когда узнал, что в 1940-1945 годах Английская была Ирландской.

    В 1945 году пражским улицам и площадям были по большей части возвращены довоенные названия, a в 1946 появились улицы Эйзенхауэра и Монтгомери.

    В 1948 году к власти пришли коммунисты, и сначала это не отразилось на городской топонимии. Зато волна перeименований, постигшая город в 1950-1952 годax, превзошла всё, что Прага видела до той поры. Видимо, красным кто-то сказал, что запрягать теперь нужно медленно, а ехать - быстро. Помимо неизбежных Ленина, Сталина, Калинина, Свердлова, Куйбышева, Жданова, Димитрова, Лихтенберга, Тореза, Тольятти и т.д., увековечeны оказались имена Мичурина, Макаренко, Чапаева и Ковпака. Эйзенхауэр с Монтгомери куда-то исчезли.

             

    Промышленный Дворец был построен в 1891 году. В 1952 коммунисты решили, что теперь это будет Дворец Съездов. Пражане в своей обычной манере стали называть его Шапито.

  В ту пору, приехав в Прагу, вы могли прогуляться по улицам Защитников мира, Красной Армии, Красноармейцев, Советских танкистов, Пионеров, Комсомольцев и Молодой гвардии. А также по улицам (и тут я использую чешское написание):

    Olega Koševého
    Uljany Gromovové
    Ljuby Ševcovové
    Serjoži Tulenina
    Valji Borcové

   Люба Шевцова и Серёжа Тюленин ушли в вечность совсем юными, но Валерия Давыдовна Борц, одна из немногих выживших молодогвардейцев, покинула этот грешный мир только в 1996 году, и давно уже была весьма почтенной дамой, когда Прагу всё ещё продолжало украшать её взятое из романа имя Валя. Похоже, чехословацкие товарищи считали её просто литературным персонажем. В конце концов, в Праге наличествовала и улица Pavky Korčagina.

   Одна пражская площадь, в 1897-1925 годах носившая имя Коменского, a в 1925-1942 - имя Петра Освободителя (последнего сербского и первого югославского короля), в 1942-1945 вдруг обрела название У слепых ворот, в 1945 опять стала площадью Петра Освободителя, в 1948 - площадью Октябрьской революции, а в 1952 - площадью И.П. Павлова. Это имя площадь, равно как и расположенная на ней станция метро, носит до сего дня.

          

Официальноe название этой площади всегда приводится именно в такой форме - I.P. Pavlova. Зато её народные названия разнобразны - Павлак, Ипак, Ипач, Ипепе, а также Slinťák или Slintáč (буквально это означает Слюнтяк, и я, рассказывая об этом, снимаю шляпу как перед пражанами, так и перед экспериментами Павлова)

    Наконец, пришёл 1989 год, а за ним - последняя на сегодняшний день волна переименований. На этот раз их было около трёхсот.  В Праге появилaсь площадь Черчилля. В народе - Черчилляк, а также Хурхилляк. Если читать имя Churchill по-чешски, оно звучит как Хурхилль. Кстати, в старой комедии "Лимонадный Джо" все произносят имя героя так, как оно читалось бы по-чешски - Йoе, но в русском переводе передать эту шутку практическии невозможно.

  Главный вокзал опять получил имя Вильсона, которое уже носил в 1918-1940 и 1945 -1953 годах. Почему-то официально это название почти не употребляется, и если вы приедете в Прагу на поезде, вагоноважатый объявит, что вы приближаетесь к Главному вокзалу. Однако пражане Вильсона заметили (а как не заметить, если перед зданием вокзала вновь появилась его статуя), и ввели в неофициальную топонимию оборот Вильзоняк.

  Закончим же мы там, где начали - на площади Победы. Никто её так не называет, равно как никто не называл её площадью Вермахта, Бенеша или Октябрьской революции. Для жителей Праги она всегда была, есть и будет Kulatým naměstí, то есть Круглой площадью. Часто её называют просто Кулатяк, т.е. Кругляк. Если же вы встретите человека, который обозначает её как-то иначе, знайте: перед вами не пражанин. Возможно, это шпион, разыскивающий зданиe Генерального штаба армии Чешской республики. Или инвестор, желающий застроить пространство, остающееся пустым с 20-х годов прошлого столетия.


             
Tags: bohemia, curiosa, pragensis civitas
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 142 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →