bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Risky business - II: Торжество Диониса

       За свою жизнь я понял вот что: изучая посвящённую средневековью литературу, можно гораздо больше узнать об эпохе, в которую эта литература была написана, нежели о самом средневековье. Историография античности в целом стройна и логична. Разумеется, в ней можно найти ряд несуразиц и противоречий, но они довольно легко устраняются, и общая картина становится ещё яснее. Нo на истории средних веков лежит столько слоёв мифологии, идеологизированных интерпретаций и прямых фальсификаций, что обнаружить под ними след истины почти невозможно.

     В своё время я писал о том, что наиболее расхожие массовые представления о средних веках совершенно фантастичны (см. Il Cimitero di Praga: Контекст и автор ). Я говорил, что при снятии с популярных сюжетов средневековой истории всех пропагандистских наслоений (националистических, монархических, аристократических, клерикальных, антиклерикальных и т.д. и т.п.) от них чaсто не остаётся вообще ничего. Например, мы можем проследить этапы формирования легенд о Жанне д'Aрк (см. Протоколы единорогов.) или о тамплиерах (см. Следы возвышенных галлов.), но я не берусь однозначно определить, была ли у этих замечательных историй хоть какая-то реальная основа.

   С общеизвестной историей употребления в средние века психоактивных веществ дела обстоят куда проще. Она придумана от начала до конца. Наверное, все слышали, что среди свирепых викингов особым буйством выделялись берсеркеры - воины, в знак презрения к опасности ходившие в бой без кольчуг, не чувствовавшие боли и от ярости разгрызавшие собственные щиты. Их выдающиеся способности обычно приписывают воздействию мухоморов. В популярном изложении теория о поедании викингами волшебных грибов звучит так:

«Ярость у них была невероятная. Но надо сказать, что эта ярость не связана с их национальным характером. Скандинавы – народ тихий и особенной храбрости и боеспособности до IX в. не проявляли. Но им до такой степени хотелось одержать победу, что они применяли биостимуляторы. Водки у них в те времена не было (ее еще не умели делать), так они брали мухоморы, сушили их, разрывали потом на части, глотали и запивали водой. Этот биостимулятор лишает человека страха, поэтому они без всякого страха шли в атаку с такой яростью, что одерживали победу.» (Лев Гумилёв, "Конец и вновь начало")

    Не хотелось бы разочаровывать поклонников Льва Николаевича, но никаких мухоморов викинги не употребляли. Скандинавы входят в число микофобов. Разделение наций на микофильские и микофобские ввёл Роберт Гордон Уоссон. У него была русская жена (её звали Валентина Павловна). Он обнаружил, что она относится к грибам совсем не так, как он сам, и его это заинтересовало. Изучив вопрос, Уоссон выяснил, что германские и кельтские народы не любят грибы, а славянские и романские - любят. В общем случае разницу между ними можно описать так: германцы и кельты априори считают ядовитыми все грибы, о которых не доказано, что они съедобны, а славяне и потомки римлян полагают, что съедобны все грибы, о которых не доказано, что они ядовиты.

    Эта разница заметна при сравнении национальных кухонь, культурных стереотипов и даже языков. Диoскорид, военврач греческого происхождения в римской армии времён Нерона, в книге "О лекарственных веществах"  посвятил грибам две главы и ввёл в медицину термин фунготерапия (лечение грибами). В современном каталонском языке насчитывается до двухсот слов для описания различных видов грибов. Англичане же склонны считать любые грибы поганками. Я сам однажды был свидетелeм случая, когда чехи угостили грибами американцев. Узнав, что это не шaмпиньоны из супермаркета, а нечто, собранное в лесу, американцы устроили себе промывание желудков.

   Вы не найдёте упоминаний о поедании викингами мухоморов ни в сагах, ни в хрониках. Эта легенда появилась только в XVIII веке, и её автор известен. Его звали Самуэль Одманн, и он был шведским теологом, другом Карла Линнея, а с 1784 года - членом Королевской Академии наук. Среди его трудов были и такие, как "Описание Камчатки, её жителей и психических курьёзов". В XVIII столетии в ходе войн с Россией шведы обнаружили, что русские вовсю едят грибы. Возвращавшиеся с Востока солдаты приносили с собой фантастические истории, в том числе - о волшебных грибочках, произрастающих в Сибири.

   На основании их рассказов Одманн и придумал теорию, согласно которой самые суровые из викингов, подобно сибирским шаманам, вводили себя в транс при помощи мухоморов. Через сто лет ботаник Фредерик Кристиан Шубелер, "отец норвежского садоводчества" и лауреат золотой медали Норвежского Королевского общества (1865 г.) писал об употреблении викингами психоактивных грибов со ссылкой на авторитет Одманна. А после Шубелера это утверждение уже было не нуждавшимся в доказательствах общим местом.

                                       

       Самуэль Одманн, сочинивший теорию о употреблении викингами психоактивных мухоморов.

  Другой, куда более грандиозный сюжет психоделическoй средневековой истории связан с колдуньями. В истории Европы есть позорное пятно - охота нa ведьм. В принципе, борьба с чародеями началась ещё в древнем Вавилоне и продолжается в наши дни (например, в Саудовской Аравии одна женщина была казнена за колдовство в 2011 году). Но в Европе где-то с середины XV до начала XVIII века это явление носило массовый характер. Согласно подсчётам историков (я имею в виду академических учёных, а не идеологов и не пропагандистов) в этот период было сожжено от сорока до пятидесяти тысяч человек. Страшная цифра, даже с учётом того, что не все казнённыe были невиновны (часть из них осудили за отравление людей; обвинения в колдовстве и в изготовлении ядов часто дополняли друг друга).

  Однако всегда находились люди, которым реальные цифры казались недостаточно страшными. В Век Просвещения Вольтер, один из самых непримиримых и интеллектуально раскованных противников церкви за всю её историю, потряс воображение современников, заявив, что христиане сожгли сто тысяч ведьм. В ходе французской революции и наполеоновских войн человеческие жизни заметно обесценились. В XIX столетии вольтеровская цифра перестала ужасать, а темой охоты на ведьм и злоупотреблений инквизиции занялись откровенные фальсификаторы, вроде Льоренте. Они довели число воображаемых жертв инквизиторов до 300 тысяч. Hо подлинная инфляция человеческих жизней началась в ХХ веке.

    В 1921 году британский египтолог, антрополог и суфражистка Маргарет Элис Мюррей в книге "Культ ведьм в Западной Европе" изложила революционную теорию, согласно которой по окончании последнего ледникового периода возник культ Рогатого Бога, переживший античность и средние века и подавленный христианством только в ходе охоты на ведьм в XV-XVII столетиях. Свои тезисы Мюррей развила в 1933 году в книге "Бог ведьм". Она нарисовала эпическую картину борьбы религий, в ходе которой христианские фанатики, отождествившие Рогатого Бога с Диаволом, отправляли на костры хранительниц двенадцатитысячелетней традиции.

  Строго, говоря, Мюррей была не оригинальна. Многие свои идеи она почерпнула у оккультистов XIX века. Однако эта маленькая женщина (её рост достигал 1 метра 25 сантиметров) сделала иx экстравагантные концепции достоянием миллионов. Научный мир воспринял теорию Мюррей резко отрицательно. Зато она завоевала популярность среди  антиклерикалов, неоязычников, феминисток и любителей психоактивных веществ.

   В условиях перехода западной цивилизации из христианской в постхристианскую стадию цифры жертв охоты на ведьм стали называться, как на аукционе, по принципу "кто больше?". Полмиллиона. Два миллиона. Пять миллионов... В начале XXI века в работах  радикальных феминисток уже стандартно приводилась цифра в девять миллионов невинных женщин, сожжённых гендерными шовинистами в ходе борьбы полов. Не знаю, взял ли кто-нибудь рубеж в 10 миллионов. Если ещё нет, то, думаю, скоро возьмёт.

    Маргарет Мюррей оказала колоссальное влияние на самых разных авторов, от основателя неоязыческого культа Викка Джеральда Гарднера до автора курганной гипотезы происхождения индоевропейцев Марии Гимбутас. Однако нас её теория интересует в первую очередь с связи с психоактивными веществами, якобы употреблявшимися средневековыми колдуньями.

   Ведьмам с древних времён приписывалась способность летать и превращаться в животных. Когда у Булгакова Маргарита натирается кремом Азазелло и вылетает из окна, она занимается тем же самым, что проделывала ещё Памфилия в "Золотом осле" Апулея, натиравшаяся магической мазью, чтобы превратиться в сову. Это чисто литературные образы. Однако во второй половине ХХ века на волне психоделической культуры распространилось мнение, что ведьмы употребляли некие наркотики, действительно дававшие им полное ощущение полётов и общения с Рогатым Богом.

                  

    Слева: Маргарет Мюррей, создавшая теорию о поклонении ведьм Рогатому Богу. Справа: Майкл Харнер, составивший рецепт мази чародеек.

  В 1973 году американский антрополог Майк Харнер издал книгу "Галлюциногены и шаманизм", в которой изложил не только рецепт, но и специфический способ применения использовавшейся ведьмами психоактивной мази. По версии Харнера, её основными ингрeдиентами  были мандрагора, белена и беладонна (последняя имеет много названий, одно из них - бешеная ягода). Что же касается применения этой волшебной смеси, то Харнер утверждал, что ведьмы вводили её себе в тело прямо через слизистую оболочку, используя натёртые мазью рукояти метёлок, как пенисы (я же говорю, литература о средневековье рассказывает в основном об эпохах, в которые жили её авторы; Харнер писал свой опус, когда за окном бушевала сексуальная революция, и все были помешаны на освобождении инстинктов).

  Источники сведений Харнера? Теория Маргарет Мюррей и собственные галлюцинации. Как и многие авторы подобного рода, Харнер был не историком, а антропологом. Он считал, что мы можем понять примитивные культуры, только принимая использующиеся ими психоактивные вещества. Сам Харнер долгое время прожил среди южноамериканских индейцев и шёл путём шамана, употребляя известный наркотик Амазонии - аяуаску. Вернувшись в цивилизацию, он на основе полученного в джунглях опыта написал  "Роль психоактивных растений в европейском колдовстве". Это был его способ научной работы. В конце концов он совсем забросил антропологию ради шаманизма и в 1999 году, приехав на конференцию в Москву, провёл там шаманский практический тренинг.

  Теория, интерпретирующая охоту на ведьм, как христианский террор против древней психоделической религии, получила такое распространение, что в её тени осталась другая версия, объясняющая этот феномен массовым психозом, вызванным спорыньёй. Я не хотел упоминать в своём цикле спорынью.  Её pоль в средневековых эпидемиях определённо выходит за рамки выбранной мною темы. Меня интересует, какое место занимали наркотики  в различных культурах и эпохах. Cпорынью люди употребляли неосознанно, и на мой взгляд, это обстоятельство относит последствия её употребления скорее к области природных явлений вроде эпидемий чумы, оспы или холеры. Но раз спорынья уже несколько раз всплыла в комментариях, придётся сказать пару слов и о ней.


               

        Фрагмент Изенгеймского алтаря. Предположительно - XVI век. Одно из самых пугающих изображений Иисуса Христа в истории. Он показан человеком, страдающим эрготизмoм. Алтарь был изготовлен для монастыря антонитов. Антониты - монашеский орден, специализировавшийся на лечении больных эрготизмом. В то время эту болезнь называли огнём св. Антония.

       Спорынья - это содержащий алкaлоиды грибок, паразитирующий в основном на ржи (в гораздо меньшей степени - на ячмене и пшенице). Употребление заражённого спорыньёй зерна в пищу вызывает у людей и животных тяжёлую болезнь - эрготизм. Известны две формы эрготизма - гангренозная и конвульсивная (географически они локализуются в различных областях Европы). Гангренозная формa приводит к потере конечностей, конвульсивная сопровождается болезненными судорогами, вызывает  галлюцинации, мании и психозы. Обе часто ведут к смерти. В средние века распространение эрготизма  принимало эпидемический характер. В ХХ веке из спорыньи был получен легендарный галлюциноген - ЛСД.

               

    Слева: ноги Иисуса Христа. Фрагмент Изенгеймского алтаря. Справа: симптомы конвульсивной формы эрготизма

               

          Питер Брейгель Старший, "Калеки". С высокой долей вероятности на этой картине изображены жертвы гангренозной формы эрготизма

        Предположение о связи между вызванным эрготизмом психозом и охотой на ведьм первой высказала Линда Капорэйл в 1976 году в статье, посвящённой локальной теме - известному чародейскому процессу 1692 в Салеме, Массачусетс. Её работа была раскритикована коллегами, но в 90-е годы ХХ века о спорынье, как о катализаторе массового психоза, заговорили Джон Манн в Великобритании и Карло Гинзбург в Италии. Никто из них не добился славы Маргарет Мюррей, но, в принципе, их точка зрения известна.

   В нулевые годы XXI века в России, в том числе в ЖЖ, популяризацией идеи о роковом влиянии спорыньи на ход европейской истории занялся некто absentis. Его имя тоже упоминалось у меня в комментариях, да и сам он здесь появлялся. Я заглядывал и в журнал Абсентиса, и в его книги. Журнал называется "Дом Антихриста", а в предисловии к работе "Христианство и спорынья" говорится следующее:

  "В вечно задыхающейся от голода Европе «Темных Веков», где людоедство уже стало нормой жизни и требовались указы, запрещающие каннибализм, где полыхали костры инквизиции, сжигая ведьм, колдунов, ученых и прочих еретиков, а богобоязненные крестьяне в перерывах между поеданиями ведьм творили самосуд над своими же соседями, казавшимися им оборотнями и вампирами; где пресловутый наихристианнейший граф Дракула (который скоро, видимо, станет православным святым — этот вопрос уже поднят в Румынии) пировал под вопли тысяч людей, посаженных им на колы вокруг праздничного стола; где дети шли в Крестовый Поход, но попадали в рабство, а остальное население выделывало коленца в «пляске святого Витта». Где никогда не прекращались массовые психозы и «самобичующиеся» сменялись «пляшущими», а те, в свою очередь, «конвульсионерами». Где протестантские костры переплюнули инквизицию и уже не полыхали, а тлели — христиане стали предпочитать поджаривать врагов живыми не менее двух часов (так Кальвин сжег Сервета)... В этом мире правило два Бога. Христос и Спорынья. Или, если угодно, «Святая Троица» — Христос, Спорынья и Священный Каннибализм."

    Из приведённого фрагмента безусловно следует, что Абсентис - тролль. Он всерьёз описывает Первый крестовый поход, как нашествие на Ближний Восток питавшейся  жареными мусульманами трёхсоттысячной орды каннибалов-христиан, и обнаруживaет в эрготизме корни французской революции...  А впрочем, всерьёз ли? По моим наблюдениям, тролли никогда ничего не утверждают всерьёз. Они просто троллят.

   Что касается меня, то в общем случае я предпочитаю сугубый реализм и называю вещи своими именами. Иногда, в виде исключения, столкнувшись с красивой и доброй сказкой, я стараюсь не разрушать её. В конце концов, красоты и добра никогда не бывает слишком много. Но идея написания сказки безобразной и злой - это тяжёлое извращение, ход мысли неадеквата.

     У нас нет и, вероятно, никогда не будет полной и ясной картины средневековой истории. Однако если уж выбирать сказочную версию этого туманного тысячелетия, то пусть она будет красивой и доброй - с благородными рыцарями, прекрасными дамами и святыми подвижниками. С трубадурами и менестрелями. И обязательно с кельтами. Kельты ведь хорошие, почти как эльфы. A эльфы всегда предпочтительнее троллей.

    Если Вас интересует, как на самом деле обстояли дела со спорыньёй, спросите об этом ув. varjag_2007. Она изучала этот вопрос профессионально, как специалист по защите растений. А я, рассмотрев несколько мифов о средневековье, наконец перейду к реалиям этой эпохи.

    В силу разных причин, в том числе религиозного характера, в средневековой Европе медицина пришла в упадок, эвтаназия перестала практиковаться, а рекреационное употребление наркотиков подвеглось осуждению. Можно было бы сказать, что в этот период психоактивные вещества были предельно маргинализированы и даже вытеснены из общества. Но было одно исключение, полностью меняющеe общую картину. Святые места не остались пустыми. Их заполнил алкоголь.                   

              

      Бог вина Дионис, он же Бахус, он же Вакх, на античной мозаике. Предположительно - III-IV века. Помимо нимба над головой божества, обратите внимание на рану от копья у него под сердцем (Господи, зачем я это пишу?)

             

    Христос превращает воду в вино на свадьбе в Кане Галилейской. Миниатюра из "Кодекса Эгберта", обычно датируемого Х веком.
.
      В наши дни Майк Джей, один из ведущих британских специалистов по истории наркотиков, написал:

     "Не будет преувеличением сказать, что алкоголь стоял у истоков западной цивилизации. Распитие алкоголя было обычаем, отличающим античных греков и римлян от многих варваров, для которых была типична "культура курения", то есть обычай вдыхать сжигаемые в огне или на углях коноплю или опиум. <...> Христианская Европа не только сохранила ключевое положение алкоголя в западной культуре, но и превознесла его на уровень святости. Ему принадлежало центральное место не только в религиозных обрядах, но и в повседневной жизни: там, где был дефицит питьевой воды, европейские дети переходили на вино, пиво или сидр прямо с материнского молока."

    В средние века произошло событие, радикально изменившее расклад сил в удивительном мире психоактивных веществ: появился крепкий алкоголь. Его происхождение туманно. Честь данного изобретения приписывается многим - арабским алхимикам и итальянским монахам, св. Патрику и Раймунду Луллию (говорят, этот деятель, сконструировав самогонный аппарат, вполне по-архимедовски воскликнул, что мог бы с его помощью  устроить конец света). Легенды легендами, но в средние века алкоголь безраздельно воцарился в Европе, а в период Великих географических открытий завоевал и мировое господство. Столкнувшись с цивилизацией алкоголя, культуры опиума и гашиша оказались неубедительны, а культуры пейoтля и коки просто погибли.

      Арнольд Тойнби писал, что после того, как Изида сменила имя и стала Марией, ей пришлось отказаться от титула богини, зато круг её почитателей неимоверно расширился. Фридрих Ницше посвятил сопоставлению Диониса и Христа не одну страницу, но так и не сказал о них ничего, что хотелось бы процитировать. Ох уж эти немецкие философы. Если бы Ницше был англичанином, он не сошёл бы с ума от собственных мыслей, а цинично заметил бы, что с тех пор, как напиток Диониса стал называться кровью Христа, вакханалии распространились на всю планету.

     Многие олимпийские боги давно покинули наш свет, и даже Марс после 1945 года почти разучился собирать жатву в Европе, но Дионис продолжает господствовать и получать обильные жертвы. По данным Всемирной организации здравоохранения, 3 300 000 смертей в год (5,9% всех смертей на свете) вызваны причинами, связанными с употреблением алкоголя. В Европе этот показатель куда выше и достигает 13,3%. В Восточной Европе он ещё выше, а среди российских мужчин превышает 20%. Древние боги бывают удивительно жестоки, и торжествующий Дионис - не исключение.





     Песня "Невеста полоза" группы "Мельница" не имеет к наркотикам ни малейшего отношения, а написавшая и исполнившая её ув. ylgur (Наталья О'Шей) не несёт за высказанные в моём тексте тезисы никакой ответственности. Эта вещица звучит здесь исключительно для создания правильного средневекового настроения. Тёмные эльфы умеют создавать его лучше всех на свете.

                                                        (ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
Tags: britannia, cogito, falsificatum, manuscriptorium, sacristia
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 362 comments