bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

К Боазу привяжем сено, Якин обозначим соломой.

   Казалось бы, нет ничего более простого, чем политические пoнятия "правые" и "левые".  Чтобы ознакомиться с общепризнанными дефинициями этих терминов, достаточно заглянуть в англоязычную википедию. О правых она пишет:

  "In politics, Right, right-wing and rightist are generally used to describe support for preserving traditional social orders and hierarchies" Формулировка лаконичная и почти безупречная. Правые - это сторонники традиционных социальных порядков и иерархий, не больше и не меньше. Ну, а на этой фундаментальной основе базируются всевозможные течения правой мысли, от консерватизма и либерализма до клерикализма и фашизма.  http://en.wikipedia.org/wiki/Right-wing_politics

  Столь же кратко и ясно википедия определяет левых:

  "In politics, Left, left-wing and leftist are generally used to describe support for social change to create a more egalitarian society". Левые в политике - это сторонники социальных перемен и эгалитарного общества. И у левых, естественно, существуют свои течения - от социал-демократии до анархизма и от социал-либерализма до коммунизма. http://en.wikipedia.org/wiki/Left-wing_politics
 
  Других  значений у политических терминов "правый" и "левый" нет. Однако иных ЖЖ-истов принятая во всём мире трактовка не устраивает, и они предпочитaют сами выступать в роли энциклопедистов. В последние дни мои собеседники в ЖЖ  поведали o правых и левых  следующее (в данном посте я буду приводить цитаты без указания никнеймов, поскольку хочу обсудить тезисы, а не авторов. Ничего личного к авторам у меня нет):
 

  Версия первая: "Pазница в понимании личной свободы. "Левые" - за равенство масс в бесправии, "правые" - за равенство масс в правах. У левых всегда за пазухой какое-то "элите", во имя которого КАЖДЫЙ, ЛЮБОЙ человек, должен быть поражен в правах. Король, с этой точки зрения, всего лишь один из объектов. Во имя него удобно расстрелять обывателя, а короля удобно расстрелять во имя обывателя. Где тут "эгалите" короля и обывателя? Тут для каждого находится "элите", к которому он не принадлежит."

  То есть, по мнению автора, правые - это просто хорошие люди, которые всем желают добра, а левые - люди плохие, которые хотят всех убить. Интересно, что правым присваиваются качества, считающиеся достоинствaми в левой системе координат, да и сам разговор ведётся с использованием левых мэмов ("права масс"). Левым приписывается приверженность к элитаризму, т.е. совершенно правое качество.

  
Версия вторая:  "Для "обладателя правого мышления" как его определяет большинство, характерно знать *свои интересы*. Свою собственность, свое оружие, свое право и свою свободу. Свобода причем - это не "почетная обязанность слушаться полиции", а именно свобода делать что хочется пусть и себе и другим во вред. Никакие "эксперты" , пусть даже полные элитарных достоиств по каким-то там показателям, не могут указывать правому, какой кар иметь и какие таблетки есть."

 
В этом варианте правые описываются, как полубоги. Они настолько круты - это что-то нереальное. Могут делать всё, что им заблагорассудится. Даже есть таблетки себе во вред. Более того, они могут есть таблетки во вред другим.

  
Версия третья: "Фигня это все, нет никаких "правых" и уж тем более нет никакого "равенства", практика и теория самих же левых этому прямо противоречит. <...> Это языковая ловушка. Левых так называют не потому, что они вилку держат в левой руке, а потому что когда-то давно какая-то партия сидела слева в зале заседаний, и название прилипло. Можно назвать "разновидностями социалистов". Есть ли у нас какая-то однозначная противоположность "социалиста"? <...> Я с самого начала говорю, что "правые", если уж так сильно хочется это слово употреблять - это те, кто не "левые". Хотя лично мне больше нравится просто "нормальные люди". <...> Ничего они не признают. Никто, кроме тяжело разрушенного индивида, не любит, когда им командуют и смотрят на него сверху вниз."

   Самая парадоксальная теория из всех. Левые есть (и они ужас как нехороши), а правых вообще не бывает.  Зато есть нормальные люди.  Впрочем, парадокс объясняется довольно просто. Я достаточно долго читал блог, в котором обнаружил данную сентенцию, чтобы иметь представление о его политической направленности. В том журнале исповедуется редчайшая идеология - анархо-капитализм. Этa курьёзная политическая теория - гибрид, пытающийся сочетать несочетаемое. Строго говоря, анархо-капитализм нельзя отнести ни к левой, ни к правой, ни к центральной части политического спектра. .

  Но с правой точки зрения, все три автора - безусловно левые. Разумеется, крамолы в этом нет. Однако почему-то все трое, будучи левыми, отказываются признать себя таковыми. Проблема тут не в их взглядах, а в их самоидентификации.

  Если бы речь шла о причуде нескольких ЖЖ-истов, я не стал бы об этом писать. Но проблемы с политической и идеологической идентификацией носят в нашей стране массовый характер. Идеологическая шизофрения началась в перестройку. Такого не наблюдалось даже в застойные времена. Политической жизни тогда в стране не было, идеология пребывала в маразме, но по крайней мере в теленовостях из-за рубежа правых называли правыми, а левых левыми. Никто не сомневался, что Рональд Рейган, Маргарет Тэтчер и генерал Пиночет - правые (хотя и очень разные), а Улоф Пальме, братья Кастро и полковник Каддафи - левые (хотя тоже далеко не одинаковые). Этой основы хватало, чтобы каждый мог выбрать себе сторону по вкусу.

  ДЕТСКОЕ ВОСПОМИНАНИЕ: Одна моя близкая родственница в юности придерживалась весьма левых взглядов и обращала свой взор к Латинской Америке. В её доме целые полки были  уставлены книгами по истории кубинской революции и биографиями Че Гевары, а над кроватью у неё висела фотография Фиделя. Девушка самостоятельно выyчила испанский на уровне, позволявшем ей выписать газету "Granma" (печатный орган ЦК Компартии Кубы) и читать её без использования словаря. Я же с самого нежного возраста придерживался исключительно правых воззрений, и использовал литературу своей родственницы в собственных целях. Например, классе в 7-м я разными шрифтами выводил на обложке своего школьного дневника слова "Patria y Libertad". Моих преподавателей свет просвещения коснулся в столь малой мере, что они не имели представления, что за организация носила это замечательное название. Учителя смотрели на мой дневник даже с некоторым одобрением, видимо путая его заглавие с лозунгом барракудос "Patria o Muerte". Зато когда мне пришло в голову написать какую-то невинную английскую фразу с использованием слова fashion, моя не владевшая языком потенциального противника классная (историчка) выхватила дневник и побежала к преподавательнице английского выяснять, не прославляю ли я фашизм. Очень советская история.

  Но как только в СССР появилось некоторое подобие политической жизни и свободы слова, было сделано всё возможное, чтобы адекватные слова так и не прозвучали. Сначала перестроечная пресса обзавелась манерой называть жёстких коммунистов консерваторами. Казалось, большего издевательства над здравым смыслом (и большего оскорбления для консерваторов) и придумать-то невозможно. Но это было только начало. Дальше пошло-поехало. Компрадоров стали называть либералами, демагогов - патриотами, патриотов - националистами, националистов - нацистами, русских - россиянами. Какая-то вздорная баба (кажется, агент-провокатор) сказала, что демократия - это диктатура демократов. Hевероятно, но её принялись цитировать. Слова, имеющие во всём мире вполне определённый смысл, утратили его в РФ. Похоже, интеллигенция так до конца и не поняла, что произошло. Начиналась борьба за нешуточные ресурсы, а образованный класс лишили его главного оружия - осмысленного слова.

  Интеллигенция не поняла этого до такой степени, что сама включилась в игру по обессмысливанию слов.  

  Среди моих взаимных френдов есть один почтенный юзер, который время от времени развлекается тем, что начинает всех подряд называть нацистами. Люди принимаются с ним спорить, что-то объяснять, доказывать,  давать определения нацизма. Чувствуется, что почтенный получает от этого немалое удовольствие. Международное сообщество в ходе одного известного трибунала признало нацизм преступной идеологией. Называя людей нацистами, почтенный называет их преступниками. То, что его могут элементарно привлечь за клевету, почтенного очевидно не беспокоит. Он достаточно умён, чтобы понимать: у нас это не грозит. В стране, где политические термины употребляются произвольно, можно развлекаться и подобным образом.

  Однако вернусь к тому, с чего начал. Мои собеседники упорно держались за слово "правый", не имея с правым мышлением (то есть традиционным и иерархическим) ничего общего. Похоже, их почему-то смущает само слово "левый". Они то ли считают понятие политической левизны безнадёжно скомпрометированным, то ли не вполне осознают роль левых в мировой политике и сам смысл их существования.

  Крайняя степень реализации левой идеи наблюдалась в Камбодже времён красных кхмеров. Это и в самом деле был ад. Но крайнее известное воплощение правых принципов - индийская кастовая система - тоже далеко не рай. Думаю, вменяемый человек не хотел бы испытать на себе ни одно из этих общественных устройств. Однако любопытно, что за примерами неограниченной правизны и левизны приходится обращаться в Азию. В западном мире давно установился баланс между левыми и правыми, на практике принимающий форму смены правящих партий на очередных выборах. Смысл двухпартийных и многопартийных систем в том, что левые и правые уравновешивают друг друга, не позволяя другой стороне дойти до крайностей в реализации своих устремлений. А экстремисты и фанатики с обеих сторон справедливо считаются опасными людьми, и их заблаговременно отсекают. 

  У нас же общая дезориентация населения в политических теориях накладывается на абсолютно советский подход к делу - бескомпромиссно-конфронтационный. Если проанализировать использование смешного мэма "когда мы придём к власти", то окажется, что большинство высказывающихся на подобные темы ведут себя так, словно собираются прийти к власти раз и навсегда. Складывается ощущение, что многие тусовки видят себя правящей партией при однопартийной системе. Со стороны они выглядят экстремистами и маргиналами, заблудившимися даже не в трёх - в двух соснах.

  У меня есть взаимный френд,  два или три раза в неделю задающийся вопросами о смысле бытия и судьбах отечества. Намедни он выступил с идеей:

  "Если б интеллигенты российские меж собой не соперничали, а больше бы было меж ними взаимопомощи, они много бы выиграли. Головастикам (но непатологическим!) всей страны надо объединяться. В какую-то интеллигентскую масонскую ложу. Типа."

  Прожект замечательный. Вот только состояние умов многих головастиков заставляет поинтересоваться деталями. Например, как будет выглядеть убранство такой ложи? Головастики путают, где право, где лево, а в ложе должны быть всякие сложности - наряды, обряды, Боаз, Якин... Впрочем, можно попытаться решить вопрос проверенным дедовским методом. Если Боаз обозначить сеном, а Якин - соломой, тo есть надежда, что их не перепутают.
 

Tags: cogito, russia, symposium
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 155 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →