bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Иезуитские Фермопилы

  В шведском приходе Бигдеа сохранились приходские книги времён Тридцатилетней войны. Из них следует, что с 1621 по 1639 год в армию ушло 230 рекрутов из Бигдеа. По состоянию на 1639 год домой вернулось пятеро из них (все пятеро были инвалидами). 215 их земляков пало. Десять продолжали нести службу, но их шансы на выживание выглядели скромно - до конца войны оставалось девять лет. Экстраполировать цифры потерь уроженцев прихода Бигдеа на всю Швецию было бы слишком смело, но в целом они неплохо демонстрируют, что блестящие победы Густава-Адольфа доставались королевству недёшево. 


  Двадцать постов тому назад мы оставили шведскую армию в момент одного из её величaйших триумфов, достигнутого 6 марта 1645 года у Янкова, что лежит в 50 километрах от Праги http://bohemicus.livejournal.com/48575.html . Армия Империи была уничтожена, и перед победоносным фельдмаршалом Леннартом Торстенссоном открылась дорога на Вену. Без боя заняв Йиглаву, Зноймо и Микулов, в начале мая Торстенссон появился у стен Брно. Большинство источников сходно оценивает численность его армии в 18 тысяч человек. Гарнизон Брно состоял из 426  солдат. Это были последние воины Империи, преграждавшие шведам путь на столицу. Но кроме солдат, у Империи были мещане и студенты.


  Прибыв на место, фельдмаршал Торстенссон предложил городу сдаться. Город отказался. Торстенссон заявил, что возьмёт мышиную нору дня через три, а голую кухню - в течение недели. Мышиной норой он назвал Брно, а голой кухней - возвышающийся над городом замок Шпильберк. Население Брно состояло в то время примерно из четырёх тысяч человек.




      
   
                                                                     "Голая кухня" Шпильберк, сегодняшний вид

  Комендантом Шпильберка был шотландский кондотьер Джордж Джейкоб О'Гилви. Говорят, характер у него был прескверный - его терпеть не могли ни солдаты, ни горожане. О'Гилви начал карьеру в датской армии, позже перешёл на австрийскую службу. Потеряв в бою руку, он получил назначение в крепость Шпильберк. В ходе войны шведские отряды уже дважды приближались к Брно, но до решительного штурма дело не доходилo - шведов перебрасывали то в Данию, то в Силезию. В обоих случаях защита города доверялась О'Гилви. Однорукий шотландец надеялся, что возглавит оборону Брно и на этот раз. Однако теперь эта честь досталась другому человеку.

   Другого человека звали Жан-Луи Редуи де Суше. Он был гугенотом из Ла-Рошели, покинувшим Францию и 14 лет отвоевавшим в рядах шведской армии. Характер у него был ещё хуже, чем у О'Гилви. Суше постоянно конфликтовал с начальством. После очередного конфликта шведы его уволили. Не на шутку рассердившись, Суше перешёл на сторону Империи и был зачислен в австрийскую армию в звании драгунского полковника. Городской совет Брно согласился признать его назначение комендантом города только после личного вмешательства императора. Суше был протестантом, и никто не знал, станет ли ревностный католик О'Гилви исполнять его приказы. Получив назначение в Брно, Суше предпринял ряд энергичных мер по подготовкке города к обороне. Он велел срыть стоявшие вблизи городских стен дома, заменить легковоспламеняющиеся крыши на огнеустойчивые, углубить колодцы и сделать в каждом доме запасы воды.

  Друг друга заносчивые кондотьеры со скверными характерами терпеть не могли. Но кроме них в городе находился и человек кроткого нрава, личный девиз которого звучал: "Пусть бедность станет моей матерью, а покорность и терпениe - моими сёстрами". Вероятно, Вы уже догадались, что муж, преисполненный покорности и терпения, был иезуитом. Звали его Мартин Стржеда, и он родился в Силезии. Стржеда вступил в орден в 1608 г., в 20-х годах он стал профессором риторики, философии и теологии, в 1638 возглавил чешскую провинцию Товарищества Иисуса, а в 1641 его назначили ректором иезуитского колледжа в Брно.

 
   
                     


                              Жан-Луи Редуи де Суше                                                    Мартин Стржеда



  Успехи иезуитов в католизации обитателей королевства Богемского и маркграфства Моравского впечатляют и сейчас. Если к началу Тридцатилетней войны католики составляли около 10% населения страны, то к её концу их было до 30%. Разумеется, свою роль играла и политика светских властей Империи, но в их арсенале были только административные меры, а иезуиты обращались напрямую к душам верующих. Чешские эмигранты-протестанты, покидавшие родину после белогорского поражения и возвращавшиеся 15-20 лет спустя вместе с саксонской или шведской армией, обнаруживали, что попали в католическую страну. Если после битвы у Белой Горы императорские войска столкнулись в Моравии с партизанским движением крестьян-протестантов, сражавшихся за веру отцов, то 20 лет спустя шведам в тех же краях пришлось иметь дело уже с партизанами-католиками, боровшимися за свою веру.

  В четырёхтысячном Брно был сформирован мещанский легион, в который вступило около тысячи человек. Общее количество защитников города достигло полутора тысяч, но особую роль среди них играл студенческий легион, состоявший из 66 учащихся иезуитского колледжа, воспитанников Мартина Стржеды.

  Осада Брно началась 3 мая 1645 года. Шведы приступили к артиллерийским обстрелам, рытью подкопов и минированию городских стен. Особое внимание уделялoсь Шпильберку. Все были убеждены, что если падёт крепость, падёт и город.

  15 мая О'Гилви согласился признать командование Суше и во всём следовал его советам.

  Первый штурм Шпильберка состоялся 20 мая. Шведы сумели прорваться в крепость, но были выбиты из неё.

  25 мая последовал второй штурм - снова неудача.

  Обороняющиеся предприняли несколько удачных вылазок, сумев уничтожить часть построенных шведами редутов. В первых рядах диверсантов были молодые иезуиты. В городе начали петь куплеты о том, что непобедимых шведов бьют студенты.

  14 июня разразилась сильнейшая буря, затопившая шведские окопы. Вода пришла так быстро и в таком количестве, что некоторые из осаждавших утонули. К тому времени Торстенссон слёг с подагрой, передав командование своему заместителю.

  Обе стороны страдали от недостатка продуктов. У защитников города к тому же подходили к концу запасы пороха. Они так берегли боеприпасы, что предпочитали сражаться в основном мечами и пиками, прибегая к огнестрельному оружию только в ситуациях, когда непосредственно грозил шведский прорыв.


        
        
                    Осада Брно. На картине хорошо видна фортификационная система, выстроеннaя шведами вокруг города.

  Между тем эрцгерцог Леопольд-Вильгельм приказал фельдмаршалу Колоредо оказать защитникам Брно любую возможную помощь. На спасение Брно Колоредо отправил из Праги шестьсот всадников под командованием подполковника графа Врбны.

  26 июня Врбна неожиданно атаковал шведов, стараясь произвести впечатление, что привёл с собой целую армию. В какой-то момент шведы в это поверили, и началась суматоха. Воспользовавшись ситуацией, aвстрийцы разделились на два отряда. Пока двести всадников маневрировали, изображая несметные силы Империи, четыре сотни кавалеристов смогли проскользнуть в город. Но самое главное - они привезли с собой 172 двадцатикилограммовых мешка с порохом. Половина из прибывших осталась в Брно, другая половина тут же покинула его - для них в городе просто не было еды.

  После этого шведы выстроили вокруг Брно непроходимую систему редутов, валов, окопов и палисадов. Город оказался отрезан от внешнего мира. 


               

                                                                 Реконструкторы ежегодно разыгрывают осаду Брно

              

    Унификация военной формы осуществилась в европейских армиях только во второй половине XVII века. Во время Тридцатилетней войны основным знаком отличия своих от чужих были ленты и перья определённого цвета. Испанцы и австрийцы обычно предпочитали красный цвет, шведы - жёлтый, французы - синий, а голландцы - оранжевый.

  К Брно подошёл и союзник шведского короля - трансильванский князь Ракоши. С ним было 10 тысяч человек - немецкая пехота, трансильванская кавалерия и венгерские гайдуки. Однако Торстенссон знал, что в деле польза от Ракоши будет невелика - тот уже начал переговоры с императором о сепаратном перемирии (согласно первоначальному плану Торстенссон и Ракоши должны были встретиться под Веной и вместе взять город).

  8 августа в Брно было официально разрешено употреблять в пищу конину. Началась нехватка воды. Последним источником надежды для обороняющихся оставались молитвы и проповеди Мартина Стржеды. Впоследствии Суше писал, что патер Стржеда словно брал силу у Небес и передавал её защитникам города.

  15 августа, после непрерывной одиннадцатичасовой артподготовки, Торстенссон предпринял генеральный штурм. Шведы атаковали на шести местах. На двух им удалось прорваться, и бой шёл на городских улицах. Один из полностью разрушенных бастионов Шпильберка тоже был в шведских руках. Оружие было не у всех, и в ход шли топоры и булыжники городской мостовой. Суше и О'Гилви лично участвовали в бою со шпагами в руках. В костёле святого Фомы брненские женщины взяли икону с изображением Чёрной Мадонны и устроили крестный ход через весь город. В наши дни специалисты предпочитают не говорить о происхождении этой святыни ничего определённого, но в XVII веке люди верили, что икону написал сам евангелист Лука. Католики потом утверждали, что в день штурма видели в небе над городом и лик самой Богоматери.

 До наступления темноты шведы были всюду отражены. Торстенссон запросил перемирия. чтобы забрать тела своих павших.

                                                    


                                                                   Ещё в XIX веке копии этой иконы были в каждой брненской семье

  На рассвете осаждающие взорвали один из подкопов и ещё раз попытались проникнуть в город, но в целом всё было кончено. Рассказывают, что последнее выпущенное шведами ядро упало прямо к ногам Мартина Стржеды и остановилось, никому не причинив вреда. 23 августа шведская армия сняла осаду с Брно и отступила.

  Потери защитников Брно за почти четыре месяца осады составили 250 человек. Шведы потеряли под стенами этого города до восьми тысяч солдат.

  Император Фердинанд III оказал городу помощь деньгами и строительными материалами. Жители были на шесть лет освобождены от всех налогов и таможенных сборов, а Брно получило ряд привилегий, включая право проводить конские торги. Жителям пригородов, принявшим участие в обороне, были бесплатно предоставлены права брненских граждан. Старый спор между Брно и Оломоуцем за право называться моравской столицей разрешился в пользу Брно (Оломоуц был взят шведами ещё в 1642 году; чешские студенты и сейчас говорят, что это произошло из-за отсутствия в Оломоуце студенческого легиона).

  Мартин Стржеда умер от туберкулёза в 1649 году, окружённый всеобщим уважением. О'Гилви был назначен пожизненным комендантом Шпильберка, произведён в полковники и удостоен титула барона. С тех пор он был известен, как барон фон Огильви. Суше  стал генерал-майoром и графом. Он служил Империи ещё более тридцати лет, дослужился до фельдмаршала, участвовал в сражениях в Польше, Трансильвании и Голландии, но похоронили его в Брно, в  храме святого Иакова.

                                    

                                                  Могила фельдмаршала графа Жана-Луи Редуи де Суше в Брно

  Память всех их чтится в Брно до сего дня. В городе есть Стржедова улица, бюст Суше и ресторан "Огилви".

  На этом история осады Брно закончена, но, думаю, читателям будет интересно узнать, что сын однорукого О'Гилви, барон Георг Бенедикт фон Огильви, стал военачальником трёх европейских армий, включая российскую. В 1704 году в ходе Северной войны русский генерал-фельдмаршал Огильви взял Нарву. Кроме того, он разработал первое штатное расписание русской армии, действовавшее до 1731 года. 




Tags: bellum bohemicum, bohemia, sacristia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →