bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Недоразумение VI: Кельтские напевы

   В 1594 году Генрих Наваррский выиграл гражданскую войну, в очeредной раз сменил веру и стал Генрихом IV. Вo Франции  установился мир. В начале XVII века в этой стране жило около шестнадцати миллионов человек. Для сравнения: в Англии их было четыре с половиной миллиона, а в Испании (вместе с Португалией) - десять миллионов. В 1608 году французы основали Квебек и начали экспансию на Североамериканском континенте. В 1624 среди советников Людовика XIII появился кардинал Ришелье. В том же году Франция в очередной раз вступила в войну против Габсбургов (её основная тяжесть лежала на плечах французского союзника - Швеции).

  В 1643 году произошло два события, одно из которых носит глобальный характер, а второе имеет значение для нашей частной темы. Во-первых, Людовик II де Бурбон, принц Конде, герцог Энгиенский (известный, как Великий Конде) в битве при Рокруа разбил испанцев, с 1525 года овеянных ореолом непобедимости. Во-вторых, Франсуа Эд де Мезере издал первый том "Истории Франции".

   

  Слева: Великий Конде, победитель при Рокруа. В момент достижения означенной виктории ему не было и двадцати двух лет. Справа: Франсуа Эд де Мезере, основоположник  панкельтизма.

  При Рокруа пало шесть тысяч испанских пехотинцев... Испанцы появились в этом цикле помимо моей воли и явно не намерены уходить отсюда без боя. Такие уж это люди. В комментариях я прочёл, что военная репутация испанцев известна далеко не всем. После этого просто невозможно удержаться и не выложить финальную сцену фильма "Алатристе", в которой показана гибель испанских терций у Рокруа. Это тот редкий случай, когда фильм можно считать не костюмным и не приключенческим, а действительно историческим. Я нашёл слегка сокращённую (десятиминутную) версию финала, в которой опущены все диалоги (за исключением одного, центрального) и показан только предварённый кратким описанием  геополитической ситуации XVII века бой.

  Единственный оставшийся диалог звучит на 8-й минуте на испанском языке. Французские парламентёры передают испанцам восхищение геpцога Энгиенского их мужеством и предлагают им почётную капитуляцию - с сохранением знамён и возможностью покинуть поле боя в строю. На что испанцы отвечают: "Мы благодарим герцoга Энгиенского за его великодушие, но это испанская терция". После чего раздаётся последний приказ: "Bетераны - в первую линию, новобранцы - в арьергард"... Пожалуй, будь я лет на тридцать помоложе и раз в тридцать поромантичнее, Перес-Реверте стал бы моим любимым писателем.

.

  Если вас не привлекают звуки испанской речи и десятиминутная концентрация насилия , то вы смело можетe пропустить видеопрощание с испанскими терциями и читать текст дальше.


   Победа при Рокруа символизирует переход гегемонии от Испании к Франции. Новой геополитической ситуации соответствовала новая французская идеология - панкельтизм.

  Прежние концепции сходили со сцены постепенно и неохотно. Последнюю серьёзную попытку оживить троянскую теорию предпринял в 1614 году Клод Малингре в труде о салическом законе франков. Малингре утверждал, что на свете есть только два благородных народа, в жилах которых течёт кровь Гектора - французы и турки, происходящие от двух братьев-троянцев, одного из которых звали Франкион, а другого - Турк.

  Что касается германизма, то  в XVII векe он совершенно вышел во Франции из моды. Если кто-нибудь и говорил о франках и галлах как о различных народах, то подчёркивал, что они всегда жили в симбиозе. В целом же преобладало мнение, что германцы - это ветвь галлов. Оно подтверждалось авторитетом ряда античных авторов. Например, Страбон, Полибий и Диодор Сицилийский утверждали, что германцы говорили на одном из галльских далектов.

  Исключения, конечно, были. Например, Адриен де Валуа издал труд о Меровингах, в котором утверждал, что франки и галлы изначально были разными народами, и что их различия ощущались примерно до 1200 года. Однако его труд имел хождение только в среде оппозиционной Фронды, а Фронда в 1652 году проиграла королю, так что взгляды Валуа не получили заметного распространения.

  Бастионами германизма в семнадцатом столетии оставались некоторые немецкие университеты (но Германия в ту пору была глубоко провинциальной страной) и королевство шведское. Пожалуй, тут мне не обойтись без небольшого шведского экскурса.

   НЕБОЛЬШОЙ ШВЕДСКИЙ ЭКСКУРС. Швеция была страной бедной, но воинственной. Этот парадокс объясняется двумя факторами - наличием необходимого для военных целей стратегического сырья (одно время шведы обладали почти монопольным положением на рынке железа и меди) и притоком французских субсидий. Ограниченность человеческих ресурсов не позволила шведам осуществить колонизацию западного полушария, а нехватка финансов заставила их свернуть планы экспансии в Гвинейском заливе. Однако на европейских полях сражений Швеция одерживала победу за победой на протяжении ста лет (o шведском участии в Тридцатилетней войне я рассказывал в постах Переменчивость Фортуны при Янкове, Иезуитские Фермопилы и Шведы в Праге.)

  Милитаристскую политику сопровождала соответствующая риторика. Шведы официально провозгласили себя потомками античных готов и остро полемизировали с претендовавшими на эту же честь датчанами. Вторжение готов в Римскую империю воспевалось как осуществлённый самим Провидением акт освобождения Италии от римлян (шведы были протестантами). В XVI веке Густав I принял титул "король готов и вандалов". Его сын Эрик провозгласил себя Эриком XIV, чтобы вписаться в обнаруженную местными учёными родовую линию готских вождей. Густав-Адольф II пришёл на собственную коронацию в готском одеянии.

  Однако главным творцом шведского германизма стал сын лютеранского епископа и выпускник медициского факультета уппсальского университета Олоф Рудбек. У Рудбека были научные заслуги в медицине и ботанике. Например, он открыл лимфатические узлы (одновременно с ним аналогичное открытие совершил датчанин Томас Бартолин). Но основная деятельность Рудбека развернулась на другом поле. В 1679 году он издал первый пятисотстранчный том монументального труда "Atland eller Manhejm". К 1702 году объём книги достиг двух с половиной тысяч страниц. Рудбек привёл 102 доказательства того, что описанная Платоном Атлантида находилась в Швеции. Кроме того, он выяснил, что после вавилонского столпотворения на Земле  существоали только три языка - греческий, кельтский и шведский (он же скифский). Руны были для Рудбека ясным свидетельством того, что шведы первыми на свете создали письменность. Наконец, он показал, что на стороне шведов стоит сама природа, благодаря чему шведские женщины рожают больше всех на свете детей, а птицы всего мира слетаются на лето в благодатные шведские края.

    Естественно, у шведов был не один лишь Рудбек. В XVII столетии европейцы вели оживлёную дискуссию о языке Рая. Нужно ли добавлять, что учёные всех народов приходили к сходным выводам - в садах Эдема звучала именно их родная речь? Не остались в стороне от полемики и шведы. В 1638 году врач и алхимик Андерс Кемпе в работе "Die Sprachen des Paradises" доказал, что в Раю царило трёхязычие. Змей говорил по-французски. Адам - по-датски (впрочем, датский - это всего лишь диалект шведского). А вот Бог разговаривал на чистейшем шведском языке.

    Людовик XIV с почестями принимал Олофа Рудбека в Версале. Англичане сделали его членом своего Kоролевского общества. Среди его читателей были Монтескьё, Ньютон и Лейбниц. Для нашей темы важно, что благодаря Рудбеку германизм перестал восприниматься лишь как один из элементов антикатолической пропаганды протестантов и был введён в оборот в качестве научной идеи. Но в XVII веке германизм сущеcтвовал только в университетах Уппсалы и Лейдена, т.е. в провинциальной науке. Нас же интересует, что происходило в столице мира - в Париже. Шведы вполне могли считать себя  атлантами и гиперборейскими великанами. Французы со свойственной им элегантностью решили вопрос о величии своих германских друзей, объявив его частным случaем величия кельтов.

    Уже в XVI веке во Франции была издана одна анонимная книга, автор которой утверждал, что Геракл во время своих странствий обзавёлся сыном по имени Кельт, от которого и пошли французы. Однако восторжествовала кельтская теория позже, в эпоху французской гегемонии.

   В 1648 году был заключён Вестфальский мир. Его подписание состоялось в условиях, когда французская армия угрожала Вене, а шведская сражалась на улицах Праги. Находившаяся на вершине могущества Франция не желала ничего слышать ни о троянцах, ни о германских варварах, ни о римлянах (тут нужно учесть, что степень независимости французского католицизма от римской церкви постоянно недооценивается; французы конечно католики, но у галликанской церкви есть даже свой собственный символ веры).

Страна Людовика XIV желала быть кельтской. Она ей стала. Фрасуа Эд де Мезере в своей трёхтомной "Истории Франции" создал теорию, согласно которой кельты представляли собой изначальный европейский народ, от которого произошли галлы, германцы, британцы, испанцы и иллирийцы - т.е. практически все, кто что-то значил в истории, за исключением греков и римлян. Франки были галльскими колонистами, вернувшимися на свою историческую родину. Выглядели германцы и галлы одинаково - оба народа состояли из высоких белокожих блондинов.

    Мезере сделал области расселения кельтов третьим центром античной цивилизации, ни в чём ни уступавшим греческому и римскому. Особо подчёркивались кельтские военные успехи, в частности - поход Бренна на Рим и потрясшее эллинистический мир вторжение галатов.

    Труд Мезере достиг такой популярности, что один его биограф заметил: "Казалось, это единственный историк Франции". Мезере находился на службе у Ришелье. Сразу же после выхода первого тома "Истории Франции" правительство назначило ему пенсию. После появлений авторого тома Мезере стал членом Академии. Впрочем, позже он примкнул к Фронде и начал напоминать о старых и неотчуждаемых правах французов, а также подчёркивать, что извечному французскому стремлению к свободе лучше всего соответствовал такой институт, как выборная монархия. В конце концов Кольбер прекратил выплачивать ему пенсию.

    Панкельтизм Мезере развивали и другие авторы. Например, в 1676 году Одижье нашёл у Тита Ливия свидетельство, потверждающее правоту Мезере. В том же году вышла анонимная книга "О происхождении франков", в которой утвержалось, что от галлов произошли не только франки, готы и герулы, но даже гунны (pourquoi pas?)

    Германизм вернулся во Францию только в XVIII столетии в трудах Бyленвилье, а до конца XVII века над королевством Людовика XIV звучала песнь кельтская.

    Кстати, если это кому-нибудь интересно, одна кельтская песня и меня вдохновляет при написание данного цикла. Это This Is The Life шотландки Эми Макдональд. Во время работы над каждым постом я прослушиваю раз по 10. Меня забавляет, что в этой песне словно бы описывалается моя собственная студенческая юность. Да и соопровождающий её видеоряд как будто снят не в сегодняшней Шотландии, а в губернском городе N середины 80-х.  В этом клипе всё какое-то знакомое - и лица, и весёлые компании, и сомнительные заведения, и странные интерьеры, и кожаные, чёрт бы их побрал, пиджаки. В кадр  несколько раз попадают даже аудиокассеты (они что, ещё существуют?).

    Да и девушки во времена моей молодости красились в точности как Эми Макдональд.

.

.

                                                     (ПЕРЕРЫВ НА ОБЕД)

Tags: bellum bohemicum, cogito, falsificatum, manuscriptorium
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 128 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →