bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Недоразумение XI: Сказки Тевтобургского леса

  В 1875 году в южной части древного Тевтобургского леса, где, согласно Тациту, Диону Кассию и Веллею Патеркулу, германцы некогда уничтожили три римских легиона, был торжественно открыт памятник вождю племени херусков Арминию (высота монумента - 53 метра, высота статуи - 26 метров, длина меча - 7 метров). У варваров не бывает исторической памяти, поэтому о великой победе своих предков сами немцы узнали из книг римских авторов, изданных итальянцами в эпоху Возрождения. Мартин Лютер заявил, что римляне перепутали имя главного героя, и что Арминия следует называть Германом. Поэтому в немецких источниках монумент Арминия носит название Hermannsdenkmal.

 Французы и англичане тоже ставили памятники предводителям своих далёких и диких предков, однако историческая роль этих героев была совершенно иной. Верцингеторикс в Галлии и Боадицея в Британии героически сопротивлялись, но в конце концов проиграли римлянами, и их страны подверглись романизации. И варварская честь была соблюдена, и высокая культура обретена. Арминий выиграл. Он не только истребил легионы Квинтилия Вара, но и стёр с лица земли римские города между Рейном и Эльбой, остановив проникновение латинской цивилизации в своё отечество. Германия не стала романской страной, и это определило её историческую судьбу.

 Разницу между романским и германским мышлением мне удобнее всего показать на примере одной редкой книги. Её единственный рукописный экземпляр ныне хранится в эльзасском городе Кольмар. Понятия не имею, есть ли в русской традиции общеупотребимые обозначения для этого произведения и его автора. В чешской и немецкой историографии фигурируют название "Книга ста глав" и не слишком изящное имя Верхнерейнский Pеволюционер (Оberrheinischer Revolutionаr). Если бы имя для автора "Книги ста глав" выбирал я, то придумал бы что-нибудь более удобное и выразительное. Например, Жёсткий Аноним. Попытки идентифицировать этого человека не увенчались успехом, но если судить по тексту, то и сам автор "Майн кампф" по сравнению с Верхнерейнским Революционером был просто мякишем.

B "Книге ста глав" рассказывается, что в Раю когда-то звучала германская речь. Немецкий - это язык Бога, он оставался единственным на Земле языком вплоть до вавилонского столпотворения. Адам был немцем. Немцами были и все его потомки вплоть до Яфета, а также библейские патриархи. Ведь избранный народ - это описанные Тацитом германцы. Вскоре после всемирного потопа Яфет со своими сородичами поселился в Эльзасе и основал Германскyю империю со столицей в Трире (который на 1250 лет старше, чем Рим). Империя занимала весь европейский континент и дала миру германских национальных героев Александра Македонского и Тамерлана. Немцы были первыми христианами. Бог разговаривал с ними через своих послов - духов эльзасских гор.

 Частной собственности не существовало, и немцы жили в атмосфере всеобщего братства. Это был Золотой Век германства. Его уничтожили Рим и католическая церковь. Французы, итальянцы, испанцы и португальцы - это азиаты. Когда-то германские воины привезли их в Европу из Малой Азии в качестве рабов. Отсюда проистекает их неполноценность. Итальянцы - это потомки невольников, изгнанных в наказание за всевозможные прегрешения за Альпы и создавших там Римскую империю, которая никогда не могла сравниться с Германской на поле брани. Романские народы непрерывно плетут против германцев заговоры. Папство, римское право, каноническое право, венецианская республика, французское королевство - всё это плоды антинемецких интриг.

 Человечество пребывает в упадке, ненависти и моральном разложении. Но скоро всё изменится. Архангел Михаил сообщил автору "Книги ста глав", что будет создан Орден рыцарей жёлтого креста, который защитит вдов и сирот и восстановит гармонию мира. Во главе ордена встанет император Фридрих из Чёрного леса. За рыцарями жёлтого креста пойдут бедные люди. Вместе они уничтожат все грехи и восстановят социальную справедливость.

 Всеобщее очищение начнётся с истребления лиц духовного звания. На протяжении четырёх с половиной лет будет умерщвляться по 2300 священников в день (я прикинул, и у меня вышло, что Верхнерейнский Революционер намеревался ликвидировать свыше трёх с половиной миллионов служителей культа). Но это будет только начало. За священниками должны последовать евреи. За евреями - купцы и вообще все богатые горожане (тут автор обошёлся уже без цифр, зато остановился на рекомендуемых способах казней, упомянув побивание камнями, удушение, сожжение, закапывание заживo и т.д.).

 Частная собственность будет отменена, а Фридрих станет основателем тысячелетней империи, в которой установит всеобщее равенство (что-то вроде коммунизма). Однако на этом его подвиги не закончатся. На свете есть четыре великие державы - Франция, Англия, Италия и Испания. Скоро немецкие алхимики откроют новое взрывчатое вещество и создадут чудо-оружие, с помощью которого немцы победят все эти страны. Тридцать два государя склонятся перед Фридрихом. Папство будет ликвидировано, а место Рима займёт Майнц, где поселится новый глава христианского мира - германский патриарх.

 В общем, Верхнерейнский Pеволюционер предсказал национал-социализм, СС, геноцид, войну Германии против всех подряд и даже надежды немцев на появление супероружия. Когда он это сделал? Да как сказать...

 "Книга ста глав" была обнаружена Германом Гауптом в 1893 году. Её написание принято относить примерно к 1490-1510 годам. Высказывались мнения, что автор был связан с так называемым восстанием башмака или, напротив, служил секретарём императора Максимилиана I. Назывались даже какие-то имена, но без особой уверенности. В итоге "Книгу ста глав" договорились считать анонимным проявлением позднесредневекового хилиазма.

 Eсли некий текст впервые публикуется в 1893 году, то вероятность его создания в том же году составляет никак не меньше 50%. Если же книга наличествует в единственном экземпляре и вписывается в идеологический контекст времени её обнаружeния лучше, чем в в контекст заявляeмой эпохи написания, вероятность фальсификации возрастает процентов до 80-90. Однако в данном случае это не столь важно.

 Пророчествовал ли Верхнерейнский Революционер в 1493 или в 1893 году, его книга предcтавляет собой чистейший образец немецкой мысли. Нет, дело не в мегаломании, радикализме, экстремальном национализме или коммунизме. Этого добра хватает у всех народов, так что наблюдающееся после 1945 года приписывание именно этих черт немцaм не говорит вообще ни о чём, кроме цинизмa победителей.

 Дело в другом - в отсутствии двойного дна. Того самого второго и неизбежно обнаруживающегося под ним третьего дна, о которых я когда-то говорил в посте "Дети богов" http://bohemicus.livejournal.com/70155.html

 Об этом же шла речь в предыдущих постах данного цикла. Рассказывая о той или иной испанской, французской или английской концепции, я каждый раз старался объяснить, какие мотивы двигали их авторами. Германизм возник как побочный продукт французских усилий по достижению совершенно иных целей. Отман выступал как гугенот и противник римского католицизма, Буленвилье - как аристократ и противник абсолютной монархии, Монтескьё - как демократ и сторонник разделения властей. Германцы как таковые не интересовали никого из них и были лишь предлогом для обоснования актуальных политических претензий.

 Что имел в виду Верхнерейнский Революционер, рассказывая о величии германцев и злокозненности католицизма? Именно это - величие германцев и злокозненность католицизма. Больше ничего. Никаких скрытых смыслов, намёков, аллегорий, всё прямым текстом. Вот в этом и заключается отличие германского мышления от романского. Немцы пишут то, что им приходит в голову, и подразумевают именно то, что произносят вслух. И они невероятно серьёзно относятся к тому, что говорят и делают. Как дети-отличники.

 Для романских народов жизнь - это игра. Они знают, что Фортуна переменчива, а исход дела часто определяет одна удачная импровизация. Попробуйте объяснить это немцу. Он вас, конечно, поймёт, но поймёт по-немецки. И отреагирует по-немeцки: составит статистический справочник наблюдаемых закономерностей переменчивости Фортуны и напишет подробную инструкцию по импровизации (с введением в теорию игр в начале и ссылочным аппаратом в конце текста).

 Для меня самое интересное в "Книге ста глав" - это перечисление стран, которые будут сокрушены немцами. Считается, что для стилизовавшегося под пророка Апокалипсиса Верхнерейнского Революционера Италия, Испания, Франция и Англия - это аналог четырёх царств из книги Даниила. Возможно. Но по стечению обстоятельств это именно те страны, которые поочерёдно достигали мировой гегемонии от эпохи изобретения книгопечатания и великих географических открытий до времени обнаружения "Книги ста глав".

 В те времена, когда немцы увековечивали память Арминия и извлекали на свет Божий опус Верхнерейнского Революционера, Германия была в мире страной номер два. И намеревалась стать страной номер один. Однако не стала, даже ценой двух мировых войн. Немцы попытались повторить путь Англии - стали развивать промышленность, строить флот, приобретать колонии... и в итоге проиграли всё. Примерно так некоторые водители-новички пристраиваются за другими машинами на дороге и повторяют все их манёвры. Обычно они разбиваются, не успев проскочить на зелёный свет или совершить обгон по встречной.

 Hемцы слушали, что говорят британцы, и воспринимали это всерьёз. Но англичане относились к словам, образам и теориям с такой же лёгкостью, как французы. После подавления инспирированного Францией мятежа 1745 года Вальтер Скотт и Джон Пинкертон расписали династический конфликт со Стюартами как многовековую расовую войну с кельтами. После захвата Индии Уильям Джонс и Чарльз Уилкинс открыли санскрит и обнаружили расовое родство с индийцами.

 В сумме получалось, что англичане и ирландцы - это разные расы, а англичане и индийцы - одна. Особого правдоподобия в концепции не прослеживалось, но надо же было что-то говорить. Помнится, в фильме "Последний бойскаут" (или это был "Гудзонский ястреб"?) Брюсс Уиллис объяснял: <<Нельзя просто подойти к парню и молча дать ему в морду. Нужно что-нибудь сказать. Например: "Волна накатывает, парень">>. Примерно это англичане и говорили.

 Немцы искали секрет успеха британцев совсем не там. Они полагали, что он заключается в германской крови и следовании правильным инструкциям, а дело было в романском мышлении и удачных импровизациях. Судя по всему, из отечественных авторов это лучше всех понял ув. galkovsky. Однажды он написал:

 "Что касается французов, то из них итальянцы делали людей 200 лет и сделали к концу 17 века. После этого Франция делала всё что угодно, вплоть до революции в Северной Америке. Англичанам мозги прочистили попозже, к середине 18 века. Они себя и показали. В начале 18 Болингброк ездил в Италию с открытой варежкой, учился как люди работают." http://galkovsky.livejournal.com/21303.html?thread=807735#t807735. Имеется в виду тот самый Болигброк, которого я упомянул двумя постами ранее в связи с Первым якобитским восстанием - описанный Джонатаном Свифтом под именем Гулливера и сыгранный Кириллом Лавровым в советской экранизации "Стакана воды" 1-й виконт Болингброк.

 В другой раз Галковский добавил:

"Собственно Англия тоже страна германская, но это германская страна с романской культурой. <...>Англичане идеальные колонизаторы, потому что при романской гибкости и склонности к игре отличаются идущей от немцев бульдожьей хваткой. Второго качества без первого недостаточно для общего управления. <...> Немец стремится весь мир перевоспитать и всегда получает по полной программе." http://galkovsky.livejournal.com/161128.html

 Можно определить как хронологические границы, так дух каждой эпохи, наступавшей вместе со сменой мирового гегемона. Окажется, что любая из этих эпох вызревала внутри предыдущей и была её отрицанием. Каждый переход сопровождался широкомаштабной войной.

 В момент выхода истории из темноты средневековья гегемонией обладала Итальянская Пентархия. Изящное, творческое, преисполненное антично-языческого духа время, получившее название Ренессанс. В ходе Итальянских войн гегемония перешла к Испании.

 Настала эпоха, лицо которой определило религиозное горение. Единственное в новой истории время, когда европейцы относились к религии серьёзно. Даже чересчур серьёзно - с Варфоломеевскими ночами, Шмалькальденскими войнами и охотой на ведьм. Эта эпоха вполне закономерно завершилась Тридцатилетней войной.

 Войну выиграла Франция, и настал век рационализма, начавшийся с картезианства и продолжившийся Просвещением. Время создания современной науки и классической культуры. Но звезда Франции закатилась в наполеоновских войнах.

 Наступила эпоха английской гегемонии. Возможно, самая противоречивая эпоха в истории, когда стремительный технический прогресс сочетался с торжеством иррационального мышления. Романтизм в культуре, расцвет конспирологии, шарлатанские социально-политические проекты. Расизм был частным случаем всеобщего увлечения химерами. Закочилось дело двумя мировыми войнами, которые при желании можно считать втоpoй Тридцатилетней войной.

 В 1945 году началась американская эра. Она отрицает многие нормы и идеалы предыдущего периода - культурные, социальные и даже гендерные. Подобные перемены происходят при каждой смене гегемона и определяемой им эпохи. Но некоторыми современниками (особенно в нашей стране) это воспринимается, как крах западной цивилизации. Самые наивные из них в поисках спасения обращаются к несостоявшимся немецким проектам. Это недоразумение.

 Hемецкая эпоха не наступила и не могла наступить.

 В 1875 году немцы сами поставили памятник древнему герою, который обрёк их на поражение в современности.

                   
                                                                               (КОНЕЦ)


Tags: cogito, falsificatum, manuscriptorium
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 564 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →