bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Золотое Руно Максимилиана

  Если сила и здоровье достались Максимилиану от польской бабушки, то темперамент, энергию и политические таланты он унаследовал от португальской матери. Элеонора не только происходила из более культурной и богатой страны, чем Фридрих III, но и обладала куда большими дипломатическими талантами, чем oн.

Когда императорская чета оказывалась в осаде или в плену (а это за пятнадцать лет произошло с ней трижды - два раза в Винер-Нойштадте и однажды в Вене) государь бездействовал, а государыня вела переговоры с осаждающими и искала помощи у вождей ландскнехтов. Фридрих вечно экономил каждую копейку и исследовал тайны мироздания, заключённые в старых книгах. Элеонора принимала иностранных послов и устраивала в их честь придворные балы.

  Он стремился дать детям спaртанское воспитание и нанял в качестве учителя для Максимилиана некоего декана Энгельбрехта, подвергавшего принца физическим наказаниям. Она обращалась за педагогическими советами к Энею Сильвио Пикколомини, в молодости бывшему крупнейшим европейским гуманистом, а впоследствии ставшему папoй римским Пием II.

  Максимилиан обожал свою мать, с отцом же поддерживал весьма прохладные отношения. Некоторые историки даже утверждают, что Фридрих был не таким уж слабым и бездарным правителем, как нам кажется, и что скверную репутацию ему создал Максимилиан. Наш герой до конца своей жизни превозносил мать и не говорил ничего хорошего об отце. Элеонора умерла, когда Максимилианy было восемь. Повзрослев, он словно бы реализовал все её мечты, ослепив Европу роскошью и закружив водоворот политических событий, в который была втянута половина континента.

  Всё это стало возможным после того, как нищий принц Максимилиан заключил один из самых выгодных браков во всемирной истории. Женитьба принесла ему бургундское наследство. Пришла пора более подробно поговорить о том, что предстaвляла собой Бургундия. Думаю, переоценить значение этой страны невозможно. В начале XXI века культурно-политические реалии нашей планеты можно описать одной фразой: на свете существуют Европа, Америка и все остальные. Подобным образом в середине XV века мир состоял из Италии, Бургундии и всех остальных.

  Прежде мир был устроен ещё проще. Тогда существовали Италия и всё остальное. Едва начав выбираться из тьмы средневековья, итальянцы предприняли экономическую и культурную экспансию планетарного масштаба. Всё началось с Амальфи. Крошечный (по нашим меркам) городок добился гегемонии на Средиземном море, и амальфийский кодекс обрёл статус международнoгo морского права. Амальфи продержался недолго, уступив место Пизе. Наконец,  в нескольких жестоких морских сражениях Пиза была разгромлена Генуей. Хронологически и тематически все эти события довольно далеки от эпохи Максимилиана I, но я позволил себе напомнить о них, потому что без описания исходной ситуации станет непонятен дальнейший ход событий.

   Приведу заодно и несколько карт, на которых показано, как и кем творилась история в реальном мире. Этот мир имеет довольно мало общего с легендами о ричардах, без лоций проходивших Бискайский залив, и о чингисах, бравших укреплённые города в кавалерийских атаках. Ричарды и чингисы (если они вообще существовали) играли в означенную эпоху примерно такую же роль, какyю раджи, султаны и набобы играли в Индии XVIII века, а амальфийские, пизанские, генуэзские (венецианские, флорентийские, милансие, неалопитанские...) торговые дома были полным аналогом английских, французских и голландских Ост-Индских компаний.

     
 
                 Сфера торговых и политических интересов города Амальфи около XI века

  

                                        Сфера  интересов города Пизы около XII века

    

        Сфера интересов города Генуи в XIII-XVII веках. Обратите внимание на Брюгге во Фландрии
 

    Согласно традиции, в XIII веке такие люди, как Джованни Монтекорвино, Марко Поло и Плано Карпини добрались до Дальнего Востока. По-видимому, лишь недостаточно развитая техника мореплавания не позволила братьям Вивальди тогда же открыть Америку (в 1291 году они отправлись на поиск западного морского пути в Азию и не вернулись). Однако их более удачливым землякам удалось, используя базы в Португалии, найти дорогу во Фландрию. В 1277 году в Брюгге впервые появились генуззцы, в 1314 - венецианцы.

    Там, где сошлись два потока итальянских колонистов, капиталов и технологий - идущиe по Роне и Рейну с юга и по морю через Фландрию с севера - возниклa Бургундия.

  Она соотносилась с Италией так, как Америка соотносится с Европой. Это были две ветви одной цивилизации. Безусловно единой, но разнообразной в своих проявлениях. Демократические традиции итальянских городов препятствовали как превращению местного нобилитета в полноценную аристократию, так обьединению суверенных территорий, размер которых не превышал прилегающегo к тому или иному городу контадо. Республикансие идеалы не позволяли утвердиться итальянским монархиям. Долгое время преобладающей формой правления в итальянских городах были дуумвираты из двух консулов. В середине XIV века в Пизе выборных консулов сменил пожизненый дож, но город так и остался олигархический республикой. Система выборов  дожа в Венеции и вовсе производит впечатление анекдота и театра абсурда. Превращение семьи Медичи из республиканских вождей во флорентийских герцогов заняло целые столетия. Создать единое итальянское королевство удалось только в XIX веке.

  В Бургундии всё было по-другому. В противовес итальянским республикам с их гражданскими свободами и буржуазным образом жизни, в Бургундии расцвела рыцарская культура феодальных дворцов и замков. Брюгге уже в конце XIV века попал под власть бургундских герцогов. При их дворе вознико всё то, с чем у нас ассоциируется европейский правящий класс последующих веков - от монархического церемониала до аристократического этикета. Например, хорошо известное по художественным фильмам торжественное утреннее пробуждение французского короля - с обрядным надеванием рубахи и т.д. - это традиция, заимствованная у бургундских герцогов. Руководство по церемониалу для английского королевского двора написал бургундский придворный капитан Оливер де ла Марш.

 Кажется, я уже где-то говорил, что в означенную эпоху итальянцы издали и распространили по Европе около 1 400 пособий по этикету для кавалеров и около 800 - для дам. В последние годы существования Бургундии при дворе Карла Смелого получали воспитание сын маркграфа феррарского Франческо д'Эсте, сын марграфа мантуанского Родольфо Гонзага и сын короля неаполитанского князь Федерико Тарентский. Вся Европа училась у итальянцев быть цивилизованными людьми. Итальянцы стали учились у бургундцев быть аристократaми.


        

Слева: Бургундия во времена Карла Смелого (в момент наибольшего раширения границ). Справа: орден Золотого Руна. Учреждён в Бургундии в 1429 году.

     Чтобы дорисовать картину, я продолжу предложенную выше аналогию. Представьте себе, что Америка пала. Например, начала войну против России или против Китая, да так неудачно, что вся её армия была уничтожена, а президент - убит. Соседи - Мексика и Канада - тут же разделили Америку между собой. Разделили её территорию, население, индустрию, капиталы, технологии, архивы. Разделили Уолл-стрит, Голливуд, Кремниевую долину и шестой тихоокеанский флот. Понятно, что последующая история человечества будет историей Мексики и Канады. Именно это произошло в Европе в XV веке - Бургундия перестала существовать, а бургундское наследство поделили между собой  Франция и Габсбурги. Естественно, габсбургско-французское соперничество стало основным содержание истории на ближайшую пару столетий (вскоре они поделили и Италию).

    Так видится исторический процесс XV-XVI веков с высоты прожитого с тех пор полутысячелетия. Побывав на максимальной достижимой высоте и описав открывшуюся картину целиком, вернёмся к нашему герою и посмотрим, как выглядят эти же события на уровне человеческих судеб.

   Выше я говорил, что Максмилиан любил свою рано ушедшую мать и недолюбливал отца. Не будет преувеличением сказать, что герцог бургундский Карл Смелый свою мать буквально обожествлял, а отца - просто ненавидел. Карл был сыном Филиппа Доброго и Изабеллы Португальской. Да, друзья мои, и феодальная культура, и аристократизм, и монархизм - всё это великолепие было создано молодыми людьми, презиравшими собственных титулованных отцов и преклонявшимися перед своими португальскими матерями (по свидетельству французского посла, Карл Смелый упорно называл себя португальцем).

  Это очень интересный феномен. Не знаю, достаточно ли он описан и проанализирован в литературе. Конфликт поколений, которому добавляла остроты игравшая в жилах сыновей южная кровь, словно бы отражал на уровне частной жизни происходивший на континенте социокультурный слом. Филипп Добрый всерьёз строил планы "крестового похода", имевшие к реальности не большее отношение, чем алхимические изыскания Фридриха III. Его сын Карл был человеком из совсем друго теста. В 1465 году тридцатидвухлетний Карл, воспользовавшись болезнью отца, совершил переворот и устранил от власти влиятельую семью Круа, после чего провозгласил себя командующим бургундской армией. Филипп фактически утратил бразды правления и занялся физической работой в своей мастерской (в отличие от ботаника Фридриха, он был механиком). Через два года Филипп умер, и Карл собственноручно уничтожл его поделки и инструменты.

  В 1468 году Карл женился на Маграрите Йoркской. В то время супруги часто принимали пáрные девизы. Например, y Филиппа Доброго был девиз "У меня не будет другой", а y Изабеллы - "Пока я жива".  Начиная с 1468 года, Карл пользовался девизом Je l'ai emprins. Эти слова были повсюду повсюду - на его гербах, печатях и медальонах. Очень приблизительно их можно перевести как "Я решился" или "Я отважился", а вообще-то emprinse - это слово из турнирной терминологии, означающий, что рыцарь в одиночку бросает вызов всем противникам. Девизом Маргариты были слова Bien en aviengne - "Только бы это хорошо закончилось".

  

     Слева: Карл Смелый. Он отважился, и это плохо закончилось. Справа: Максимилиан. Он тоже oтважился, и это закончилось хорошо.

   В 1473 году в Трире Карл впервые встретился с Фридрихом III. Присутствовал и Максимилиан, которому в то время было четырнадцать. К тому времени уже девять лет шли переговоры о браке Максимилана с единственной дочерью Карла от предыдущего брака Марией. Идея соединить Бургундский дом с Габсбургским происходила от Энея Пикколомини.

  Многоходовой план Карла заключался в том, что сначала император Фридрих сделает его королём, а позже он, в свою очередь, станет императором и обеспечит избрание королём Максимилиана. В качестве жеста доброй воли Карл предлагал Фридриху военную помощь против чехов и и венгров. Фридрих избрал свою обычную тактику - не спешить и подождать, чем всё это кончится.

  Карл явно строил в Бургундии государство, и городам это не нравилось. Армия Карла состояла по преимуществу из итальянских кондотьеров. Он вполне мог завоевать Лотарингию, но не мог ничего поделать, если бургудские города отказывали ему в поддержке. Генеральные штаты не разрешили Марии поехать в Лозанну, где было намечено подписание брачного договора, и Карл был не в силах что-либо с этим поделать.

   5 января 1477 году произошла несчастная для бургундской стороны битва при Нанси. Труп Карла Смелого нашли только через несколько дней замёрзшим и обгрызенным волками. 11 февраля Генеральные штаты вынудили его единственную наследницу Марию подписать Grand Privilége - документ, фактически ликвидирующий герцогские полномочия и передающий всю власть представителям городов. Французы начали вторжение в бывшие владения Карла Смелого, одновременно настаивая на браке его дочери с пятилетним французским дофином. Двадцатилетняя Мария посылала восемнадцатилетнему Максимилиану отчаянные письма с просьбами о помощи. Жених рвался в Бургундию... но был не при деньгах.

   

                  Два портрета Марии Бургундской, дочери Карла Смелого и супруги Максимилиана I

  Он смог отправиться в путь только 21 мая (для этого Фридриху пришлось заложить несколько замков и взять деньги в долг у Фуггеров). Максимилиана сопровождали шестьсот всадников. По пути они устраивали пиры и турниры. Репрезентативные расходы так истощили скромные средства принца, что он наделал долгов  и застрял на середине пути в Кёльне. Узнав об этом, мачеха Марии Маргарита Йoркская послала ему деньги из своих частных средств. Наконец, 11 августа Максимилиан в серебряных доспехах, сопровождаемый семью сотнями одетых в чёрное рыцарей, а также длинной процессией епископов и князей, въехал в Брюссель. 18 августа он уже был в Генте. На следующий день Максимилиан и Мария сыграли свадьбу.

  В 1478 году Мария родила сына. В том же году Максимилиан был избран Великим магистром бургундского Ордена Золотого Руна (Габсбурги возглавляют эту эксклюзивную организацию по сей день). Через год он разбил французов при Гинегате. Это была первая победа, которую наш герой одержал в качестве командующего (свой первый боевой опыт он получил в стычках с венграми). Впоследствии Максимилиан выиграл много битв. Трудно сказать, был ли он действительно крупным полководцем или скорее рыцарственным любимцем фортуны. Когда при Гинегате французы смяли его кавалерию, он просто спешился, повёл в атаку пехоту и лично дрался в первой линии, пока не победил.

  Жизнь Максимилиана и Марии в Генте описывается, как идиллия. Всё их время занимали балы, турниры и охота. У них родилась дочь. Счастье продлилось менее четырёх лет. Потом Мария неожиданно умерла. Причина смерти - падение с лошади во ремя соколиной охоты. Максимилиан нашёл её без сознания. Она умирала от внутреннего кровотечения долгие три дня. У постели умирающей стояли придворные. Последние слова Марии Бургундской звучали так: "Господа, простите, если я когда-нибудь причинила вам неприятности". Ей было двадцать пять лет, и она была беременна.

  В память о принцессe из страны, которая была чем-то вроде Америки, здесь прозвучат "Калифорнийские мечтания". Бельгийский хор девочек со звучащим по-чешски названием "Скала и братья Колачные" записал эту американскую песню в Брюгге, некогда бывшем столицей бургундских герцогов.




     Музыкальные вставки в "Богемских манускриптах", не всегда бывают столь случайны, как это может показаться на первый взгляд. Ведь в следующей части этого цикла нашему герою предстоит залечь на дно в Брюгге.

                                                                       (продолжение следует)
Tags: cogito, felix austria, mamertini
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 185 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →