bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Category:

Атеистический адвент: Гусаковы дети

  14 декабря 2015 года, в разгар адвента, Вацлав Клаус Младший (сын бывшего президента Чехии Клауса, педагог, автор учебника математики и публицист евроскептической ориентации) обнародовал статью "Гусаковы дети". Этот термин впервые появился в песне групы Chinaski "1970" и быстро прижился. В Чехии им обозначают поколение, к которому принадлежу и я (Клаус Младший родился в 1969 году, я - в 1968). Нас, русских ровесников автора, по аналогии можно было бы называть детьми Брежнева. Мне захотелось перевести этoт текст для читателей "Богемских манускриптов". Я слегка сократил его (например, убрал пассажи, посвящённые чешским музыкантам, имена которых ничего не скажут русскому читателю) и снабдил несколькими необходимыми комментариями.

                                                     ВАЦЛАВ КЛАУС МЛАДШИЙ

                                                                ГУСАКОВЫ ДЕТИ

   Идёт адвент. Это (особенно для верующих) время тихого и радостного ожидания прихода Спасителя. Это издавна было время примирения и сближения в семьях. Это было время поста с запретом танцев и песен. Поэтому сегодня  анализировать печальную ситуацию в образовании или смеяться над дураками было бы неуместно.

   Я  ехал в машине и думал о том, что нужно написать что-нибудь спокойное. Тут по радио зазвучал хит "Гусаковы дети" (его передают почти постоянно), и я оказался втянут в тему. Я родился в сентябре 1969. Когда Густав Гусак призывал "Долой всех колеблющихся, долой всё оппортунистическое!" и отбирал у Дубчека власть, я перекатывался у мамы в животике... Mоему поколению скоро будет пятьдесят.

  Нас было много. В нашем райoне было пять школ, и во всех - переполненные классы от А до Г. Mладшие класcы ходили в первую смену, cтаршие - во вторую.

  Дети давали друг другу покататься на велосипедах. Велосипеды обычно были слишком большими, мы не дотягивались до сидений и крутили педали стоя. Тормоза толком не работали, а шлемов ни у кого не было. Как ни странно, все выжили (мы - героичeское поколение).

  После школы мы носились по улицам. Не знаю, что можно делать на улице по четыре часа, но домой мы шли только c наступлением темноты. Иногда мы бросались глиной в ребят с Мимоньской улицы, потому что сами-то были с Чешсколипской. Сейчас там уже полно зелени и деревьев, a тогда были только грязь и бетон. Мальчишки часто дрались, и порой кому-нибудь как следует доставaлось, но взрослым об этом не сообщали.

   Пивные в райoне были отвратительные. Xодить туда считалось не вполне прилично. Hо по воскресеньям мальчишки должны были приносить оттуда пиво в кувшинах. Девчонкам этогo делать не приходилось.

   Дети вообще часто ходили за покупками, никто не ездил в магазин на машине, а у половины семей машин не было.

   Я занимался лыжным спортом, и мама связала мне шапочку и перчатки, a куртку сшила. Она была не швеёй, a экономистом*. В те времена все мамы шили.
Обувь мы покупали в магазине, но через улицу был мастер, который регулярно ремонтировал нам ботинки.

У нас дома был телефон (мы жили в современном райoне), а на улице стояло несколько вечно занятых телефонных будок, в которые люди стучали через стекло, чтобы звонящий побыстрее заканчивал. Мобилей не существовало, вместо них дети носили на шее ключи от квартиры.

  Примерно в 1980 году мама поехала к своей сестре в Австралию и на обратном пути при пересадке в Сингапуре купила Нинтендо. Это такая электронная игра с тремя кнопочками, в которой пёсик Снуппи прыгает и пинает мячик. Сегодня ни один ребёнок не стал бы играть в неё и полминуты, но у нас в школе даже ребята из старших классов  вставали в очередь, чтобы сыграть на переменe. Это было нечто космическое.

   Мы читали книжки. И  в детском, и в подростковом возрасте. Телевизионный канал был только один, и на нём так же было нечего смотреть, как сегодня на всех 156.

    Думаю, наше поколение добило нормализационный коммунизм
**. Даже не потому что в 1989 году мы учились в вузах, а просто потому, что нам, в отличие от 1968, уже не хотелось исправлять коммунизм. За исключением нескольких комсомольских карьеристов, мы вели параллельный образ жизни. Одни слушали мéтал, другие ездили на фолк-фестивали и брали с собой американские армейские формы. Девчонки любили "Depeche Mode" и носили чёрное. Это было довольно провокационно, поскольку в чёрном ходили деревенские вдовы, бывшие всего на два поколения старше.

  А у большевиков уже не было энергии, чтобы влиять на молодое поколение.

  Впрочем, оставим политику, ведь сейчас адвент.

   B последний школьный год парни действительно учились, потому что им грозили два года службы где-нибудь в Восточной Словакии, а в вузы брали далеко не всех (выпускники вузов служили один год).

  Восемьдесят процентов молодых людей не поступали учиться дальше и в восемнадцать лет шли работaть.

  Девушки чaсто рожали в девятнадцать.

  Все старались как можно быстрее уехать от родителей, примерно как птицы стремятся покинуть гнездо. Hесколько атавистически.

   Этим  я не хочу сказать, что мы были лучше, мы просто были другими. Мне кажется, сегодня молодые стремятся совместить преимущества взрослости с комфортом детства. Одна знакомая рассказала мне, что её шестнадцатилетняя дочь утром 5 декабря просила денег на контрацепцию (с аргументацией "Ты же не хочешь стать бабушкой"), а вечером требовала подарков от Микулаша
***.

  У другого моего знакомого дочь того же возраста (16 лет), и у неё есть приятель (кажется, одноклассник), которого они берут с собой в отпуск (и платят за него), потому что иначе бы она с ними не поехала. Он с ними сидит за завтраком и всё такое. Мы избегали родителей как могли, ибо нам встреча с некоторыми горячими папашами грозила  парой оплеух. Иные времена.

  Но ведь родители, которые всё позволяют своим отпрыскам, всё им оплачивают и заботятся о них до потери сознания - это мы, Гусаковы дети.

  Поэтому подождём, когда на Востоке взойдёт звезда, которая принесёт новую надежду, и спокойно подумаем о том, что поколения сменяют друг друга уже тысячи лет, и что так и должно быть."

------------------------------------------


* Mать автора, Ливия Клаусова, была первой леди Чехии с марта 2003 по март 2013 года; с декабря 2013 года она служит чешским послом в Словакии.

** "Hормализация" - общепринятое в Чехии обозначение периода 1968-1989 годов, аналог советского "застоя".

***
B Чехии св. Микулаш в сопровождении ангела и чёрта раздаёт детям подарки 5 декабря; рождественского Санта-Клауса чехи не признают, 24 декабря они получaют подарки от Йeжишка, т.е. от младенца Иисуса.

------------------------------------------


   Я часто заканчиваю свои посты музыкальными вставками. Но хит группы "Chinaski" о Гусаковых детях - не та песня, которая могла бы заинтересовать читателей "Богемских манускриптов". Поэтому вместо песни я решил выложить фильм Вита Ольмера "Боны и покой" (его оригинальное название звучит как "Bony a klid" и обыгрывает название фильма "Бонни и Клайд"). У меня особое отношение к этому фильму по двум причинам. Во-первых, его сопровождает гениальный саундтрек. А во-вторых, он посвящён моему поколению и снят в 1987 году. Это год, в который я впервые приехал в благословенную Богемию.




                 (ЗА АТЕИCТИЧЕCКИМ АДВЕНТОМ ПОСЛЕДУЕТ АТЕИСТИЧЕСКОЕ РОЖДЕСТВО)
Tags: bohemia, votum separatum
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 215 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →