bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

Свадебное путешествие пани Голубовой

  Представьте себе свадьбу, сыгранную в 1883 году в императорской Вене. Женихом был тридцатишестилетний уроженец Богемии, национальный герой габсбургской монархии и знаменитость европейского масштаба. Невестой - восемнадцатилетняя девушка из хорошей венской семьи. Сразу после свадьбы они поехали в Прагу, где она наконец познакомилась с его родителями, а потом, в сопровождении шести слуг, отправились в свадебное путешествие...

  ...Чуть менее трёх лет спустя, в Галулонге, увидев, что отряд туземных воинов перестраивается и готовится начать вторую атаку, девушка из хорошей венской семьи не растерялась, подняла ружьё и прицелилась. Когда она застрелила троих дикарей, остальные поняли, что с белой колдуньей лучше не связываться, и отступили... Милые дамы, если вы выходите замуж за легендарного исcледователя Афpики, будьте готовы к незабываемoмy свадебномy путешествию.

    Легендарного исследователя звали Эмиль Голуб. Он родился в 1847 году в городке Голице в Восточной Богемии (ныне там насчитывается шесть с половиной тысяч жителей). Отец его, Франтишек Голуб, был врачом и желал передать профессию сыну. Однако Эмиль подростком прочёл записки Дэвида Ливингстона, и это определило его судьбу. Закончив медицинский факультет пражского университета (который тогда ещё не назывался Карловым), он отправился в Африку.

            

                            Слева: д-р Эмиль Голуб. Справа: Эмиль Голуб в тропическом шлеме

     Первое путешествие Голуба длилось семь лет (1872-1879). В Праге его ждала невеста, Берта Новакова. Зарабoтав деньги врачебной практикой в Капской колонии, он предпринял три экспедиции вглубь материка, дошёл до реки Замбези, составил первую подробную карту области водопадов Виктории и собрал обширную естественнонаучную коллекцию. Свою первую книгу, англоязычное описание водопадов Виктории, Голуб издал ещё в Капской колонии, вторую - "Семь лет в Африке" - уже в Австро-Венгрии (сначала по-немецки, а потом - в собственном переводе на чешский).

   Книга Голуба имела огромный успех, пражская выставка его коллекции - ещё больший. Любопытно, что в списке привезённых Голубом африканских достопримечтельностей значилась и его служанка, двенадцатилетняя бечуанская девушка, носившая лермонтовское имя Белла. Ещё любопытнее, что пражское обществo приняло Беллу как равную. Вскоре выставка переехала в венский парк Пратер. Управляющим Пратера служил Людвиг Гоф. У него была четырнадцатилетняя дочь Роза, на которую Эмиль Голуб произвёл неизгладимое впечатление (следы Берты Новаковой примерно в этот момент теряются в истории).

   Эмиль был чехом, закончившим немецкую гимназию. Роза была немкой, с детства знавшей чешский язык (выходцы из Богемии составляли до четверти населения Вены, и у неё было полно чешcких друзей). Когда они поженились. она не только взяла его фамилию, но и сменила немецкое имя на чешское. Фройляйн Роза Гоф стала пани Руженой Голубовой. Их бракосочетание состоялось 2 ноября 1883 года. 22 ноября новобрачные покинули Европу, 22 декабря их корабль пристал в Кейптауне. Голуб намеревался совместить свадебное путешествие с научной экспедицией и пройти всю Африку от Кейптауна до Каира.


        

                                  Слева: Роза Гоф в детстве. Справа: Роза Гоф в молодости

      Часть денег на экспедицию собрала общественность, часть добавил император Франц-Иосиф. Свыше семисот добровольцев из нескольких стран выразили желание присоединиться к Голубу. В итоге он выбрал шестерых (включая одного своего кузена). В Африку отправились Освальд Зольнер и Карел Букач из Вены, Йoсеф Шпирал и Антонин Галоушка из Богемии, Игнац Лееб из Нижней Австрии и Янош Фекете из Венгрии. Каждый из них владел как минимум двумя ремёслами (например, был столяром и портным), все прошли военную подготовку. Любопытно, что желавшую остаться в Европе Беллу, Голуб против её воли взял с собой и вернул бечуанскому народу.

    Экспедиция везла 164 единицы багажа. В сундуках и чемоданах таились предметы, предназначенные для торговли с туземцами: полтора километра тканей, четыре с половиной тысячи платков, мундиры с эполетами для племенных вождей и т.п. Проблемы начались сразу по прибытии в Южную Африку. Пока Голуб был частным лицом, англичане встречали его, как второго Ливингстона и нового Дарвина. Но теперь он представлял Австро-Венгрию, и они опасались, что он аннексирует какую-нибудь территорию, нужную им самим. Драка за Африку была в разгаре.

     Британские власти заявили, что экспедиция Голуба носит не научный, а коммерчерский характер, и обложили его багаж таможенной и транзитной пошлиной (у него просто не было необходимой суммы, и ему пришлось ждать, пока её не прислали из Австро-Венгрии). Буры, напротив, охотно признали, что Голуб путешествует, как исследователь, и пропустили его через свою территорию беспрепятственно и безвозмездно (в 1884 году Трансвааль и Оранжевое государство ещё оставались независимыми).


        

                                     Свадебное путешествие пани Ружены Голубовой

       Женские костюмы в стиле сафари, все эти элегантные галифе цвета хаки и рубашки со множеством карманов, появились несколько позже. Ружена Голубова путешествовала по Африке в тех же платьях и шляпках, которые носила в Вене. И она не скакала верхом на лошади, как это делают героини американских фильмов. Она ехала на муле, сидя в женском седле и свесив ноги на одну сторону.

  Впрочем, большинство животных довольно быстро пало, и экспедиции пришлось довольствоваться услугами местных носильщиков. С вождём каждого племени приходилось вести переговоры о проходе через подвластныe ему земли. Вскоре выяснилось, что туземцы смотрят на белую женщину в европейском платье, как на богиню. Когда мужчины не могли договориться с каким-нибудь племенем о закупке продовольствия, они выпускали вперёд Ружену, и она приносила продукты бесплатно.

   Дорога к водопадам Виктории заняла у Голуба полтора года. Шпирал и Букач умерли от малярии. Галоушек выжил, но так ослаб, что Голуб отправил его домой. А пани Голубова держалась. У ней было отменное здоровье. Она научилась стрелять и препарировать убитых животных. Всё это - в длинном венском платье. Голуб между тем переправился через реку Замбези. На другом берегу обитало совершенно не затронутое цивилизацией племя мaшукулумбoв.

      

                                     Свадебное путешествие пани Ружены Голубовой
       
    Машукулумбы знали, что белые захватывают африканские земли, и решили избавиться от Голуба. Для начала они попытались его отравить. Однако экономность этих людей оказалась сильнее, чем их коварство. Они подали путешественнику отравленное молоко, но пожалели для такого дела хорошую миску и налили смертоносный напиток в треснувшую. Часть молока пролилась, какой-то несчастный пёс слизал его с земли и тут же умер. Голуб не стал пить отраву, и машукулумбы поняли, что имеют дело с очень сильным колдуном. Тогда они решили действовать по-другому.

    Голуб услышал, что в тех краях якобы обитает некий португалец, поселенец-одиночка. Супруги отправились на его поиски. Найти португальца им не удалось, но по возвращении они обнаружили, что машукулумбы атaковали и полностью разграбили их лагерь. Зольнер был убит, оборудование и припасы раскрадены, дневники валялись на пепелище. Голуб бросился в гущу дикарей, пытаясь спасти хотя бы часть из своих записeй.

   В тот день, 2 августа 1886 года, Ружене Голубовой и пришлось пустить в ход оружие. Она одна  из всех присутствующих сохранила хладнокровие и спасла остатки экспедиции. Путешественникам удалось с боем прорваться. Машукулумбы не стали их преследовать. Они съели всё, что нашли в багаже Голуба, а там были разные препараты. Например, оксид мышьяка. Когда члены племени стали один за другим умирать, оставшиеся окончательно убедились, что белый колдун им не по зубам.

                

                                            Свадебное путешествие пани Ружены Голубовой

  Между тем Фортуна отвернулась и от Лееба. Он повстречался с намеревавшимся пообедать леопардом. Леопард его не съел, но искусал.  Ружену Голубову настигла малярия. У Эмиля Голуба дела обстояли хуже. Он, помимо малярии, страдал ещё тифом и дизентерией. Когда они уже совсем не могли идти, откуда-то вдруг появились разбежавшиеся ранее туземные носильщики и на себе отнесли их в безопасное место. Отлежавшись пару недель, экспедиция повернула назад.

  Все эти несчастья не помешали Голубу по ходу дела собрать и отправить в Европу семьдесят два вагона научного материала (австрийские, прусские и саксонские железные дороги обязались в интересах прогресса перевозить его посылки бесплатно). Сотни луков и копий, сотни животных, тысячи пресмыкающихся и насекомых, тысячи птиц с гнёздами, огромное количество минералов и растений - его коллекция разрослась до тринaдцати тысяч экспонатов. В Южной Африке Голуба уже ожидали очередные 10 тысяч золотых из Австро-Венгрии. Он рассчитался с долгами и вернулся на родину, как триумфатор.

  По возвращении Голуб издал книгу "Второе путешeствие по Африке - из Кейптауна в страну машукулумбов". В 1891 году в Вене была устроена грандиозная выставка, в 1892 переехавшая в Прагу, где её посетили 190 тысяч человек (она остаётся непревзойдённой до сих пор). Однако цены на входные билеты были столь низкими, что Голубу эта выставка принесла только убытки. А когда он хотел преподнести свою коллекцию в дар Национальному музею, выяснилось, что это никому не нужно.
     
         

                               Слева: Ружена Голубова (урожд. Роза Гоф). Справа: Эмиль Голуб.

       Бельгийский король зазывал Голуба возглавить исследования в Конго, американцы предлагали ему пост директора Африканского музея и фантастическую сумму в миллион крон за его коллекцию, но чехи смотрели на него искоса. Ведь он был близок к императорскому двору и женился на немке, ради которой оставил чешку. Чехам было не до Африки, они были увлечены идеями, которые Голубу казались проявлением провинциального идиотизма. Разочаровавшись в соотечественниках, он навсегда переехал в Вену.

   Однако и в Вене было невозможно найти постоянное место для всей его коллекции. И тогда он начал её распродавать, но чаще - раздаривать. Экспонаты из собрания Голуба сегодня можно увидеть в Вене, Париже, Лондоне, Берлине и Петербурге. Они пополнили экспозиции в общей сложности шестисот различных музеев и учебных заведений. Во многих случаях их транспортировку оплачивал сам Голуб. Он получил свыше тридцати орденов, от датских до турецких и от британских до сербских, он был кумиром общества, но он постоянно оказывался не при деньгах.

  Голуб зарабатывал на жизнь, читая лекции. Иногда - по две в день. В Австро-Венгрии, во Франции, в Великобритании. В 1894 году он предпринял двухлетний тур по Соединённым Штатам. Если публика была англоязычной, Голуб читал лекции по-английски, если немецкоязычной - по-немецки. Оказавшись перед чешской аудиторией (в Америке бывает и такое), он переходил на чешский.


        

        Слева: Ружена Голубова (награда на её груди - Крест с Короной за заслуги, полученный от Франца-Иосифа). Справа: Эмиль Голуб.

     Эмиль Голуб планировал третье путешествие в Африку, но этой поездке не суждено было состояться. Силы путешественника стремительно убывали - давали о себе знать болезни, подхваченные в тропиках. В 1901 году Голуб слёг. Ружена ухаживала за ним до самого конца. Его не стало 21 февраля 1902 года. Он прожил 55 лет, из которых 11 провёл в Африке.

     Памятники Голубу установлены в его родном Голице и в Замбии. Его исследования не потеряли своего значeния до сих пор. Особенно их ценит народ, прежде называвшийся машукулумбa, а потом принявший имя ила. Других письменных источников по истории и антропологии этого племени не существует. Голуб был первым европейцем, вступившим с ним в контакт. Через десять лет после путешествия Голуба племя было разгромлено, и его традиционная культура пришла в упадок.

                        

                             Африканские причёски, зафиксированные Голубом для истории

      После смерти мужа Ружена Голубова поселилась в маленьком домике на окраине Вены. В 1918 году Австро-Венгрия распалась. В 1920-м город Голице предоставил австрийской поданной Голубовой своё почётное гражданство. Эмиль Голуб к тому времени стал легендой. Чехи больше не вспоминали, что когда-то считали его австро-венгром. Теперь он был в их глазах величайшим чешским путешественником. После Второй мировой войны город Голице назначил eго вдове пенсию и отправлял ей продуктовые посылки. В ту тяжёлую пору для пожилой женщины это была существенная помощь.

  В 1947 году в Чехословакии праздновалось столетие со дня рождения Эмила Голуба. К тому времени в соответствии с декретами Бенеша из страны были изгнаны три миллиона немцев. Но пани Голубовой власти предоставили чехословацкое гражданство, чтобы она могла принять участие в торжественных мероприятиях, посвящённых памяти её супруга.

                

                        Слева: Ружена Голубова в пожилые годы. Справа: одна из посвящённых ей книг.

      Приход к власти коммунистов не изменил репутации Эмиля Голуба, как великого чеха. В 1952 году в Чехословакии был снят художественный фильм "Большое приключение", рассказывающий о его путешествиях. В то время слава этого австро-венгра вдохновляла новое поколение искателей приключений. В 1957 году пани Голубову посетили в Вене Мирослав Зикмунд и Йиржи Ганзелка, сами успевшие стать легендой и приехавшие воздать должное вдове человека, который был для них примером.

               

                                               Кадр из фильма "Большое приключение"

      Ружена Голубова, урожд. Роза Гоф, ушла из жизни в сентябре 1958 года, в возрасте 93 лет. Она пережила своего супруга на 56 лет. Её похоронили вместе с ним на венском кладбище.


             

            Слева: надгробие Эмиля Голуба и Ружены Голубовой в Вене. Справа: бюст Эмиля Голуба в Замбии.

    Когда вскрыли её завещание, оказалось, что последние остававшиеся в собствености Голубовой предметы из коллекции мужа она пожелала передать городу Голице. Там был создан небольшой Африканский музей. В 2012 годy завершилась реконструкция музея, и сегодня он вновь открыт для посетителей.

              
                               
                                  Фрагмент экспозиции Африканского музея в Голице

  Эмиль Голуб, для коллекции которого не хватало места ни в одном хранилище Европы, всегда мечтал об открытии Африканского музея в благословенной Богемии. Ирония судьбы заключaется в том, что в конце концов музей на основе eго коллекции был открыт, но это музей масштаба даже не Чехии, а шеститысячного города Голице. Сами же Эмиль Голуб и Роза Гоф были людьми масштаба Австро-Венгрии.

                                                                                * * * * * * *

    Я часто завершаю свои тексты приличествующей случаю музыкой. Однако после появления в новогоднем посте клипа Кэти Перри некоторые читатели выразили неудовольствие моим обращением к массовой культуре. "Вот до чего доводит людей снобство," - подумал было я, но тут же одёрнул себя, решив, что мы не вправе никого осуждать ни за снобизм, ни за недостаток оного. Поэтому для данного поста я подобрал две концовки:

  

  Вариант для умеренных снобов: Йoзеф Гайдн, "Gott erhalte Franz den Kaiser", гимн Австро-Венгрии в 1867-1918 годах. С кинохроникой Карла I, с белокурым маленьким Отто Габсбургом, c почти никому непонятным чешским текстом (а первый куплет даже поёт чешский детский хор).


   

  Вариант для совсем не снобов, а также для снобов высшей пробы: Кэти Перри, "Roar". Ведь снобы par excellence всегда с народом, они презирают черно-белые артхаусные изыски, смотрят рождественские сказки и завершaют посты об Австро-Венгрии клипами Кэти Перри.
Tags: bohemia, felix austria
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 121 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →