bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Category:

Risky business - III: Эпоха великих открытий

    За свою жизнь я понял вот что: великие открытия обычно приносят великие прибыли, а прибыль - это таран, способный пробить любой запрет. Эпоха великих географических открытий была и эпохой великих наркотических открытий. Исследуя мир, европейцы повсюду обнаруживали всё новые и новые психоактивные вещества. Внедрение некоторых из них в европейскую культуру натолкнулось на мощное сопротивление, особенно со стороны церкви. Но они приносили прибыль, которую можно было обложить налогами, a в cловe "налоги" скрытo волшебство, безотказно действующее на любое государство.

о наступлении эры табака, кофе и опиумаCollapse )
Tags: cogito, curiosa, sacristia
Subscribe

  • Стая птиц

    Я ловил себя на размышлениях о том, что высота большой пирамиды действительно равна одной миллиардной расстояния между Землей и Солнцем, или о…

  • Кино наших дней

    B последнее время новости стали столь выразительны и самодостаточны, что любые комментарии к ним кажутся мне излишними... Детский сад в словацком…

  • Война мёртвых псов, или В предвкушении вечеринки

    — Как вы думаете, Швейк, война еще долго протянется? — Пятнадцать лет, — ответил Швейк. — Дело ясное. Ведь раз уже была…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 344 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Стая птиц

    Я ловил себя на размышлениях о том, что высота большой пирамиды действительно равна одной миллиардной расстояния между Землей и Солнцем, или о…

  • Кино наших дней

    B последнее время новости стали столь выразительны и самодостаточны, что любые комментарии к ним кажутся мне излишними... Детский сад в словацком…

  • Война мёртвых псов, или В предвкушении вечеринки

    — Как вы думаете, Швейк, война еще долго протянется? — Пятнадцать лет, — ответил Швейк. — Дело ясное. Ведь раз уже была…