bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Category:

Британский дискурс.

  Процентов восемьдесят из того, что я читаю - на чешском языке. На нём нетрудно найти почти любую литературу. Например, чехи, интересующиеся русской культурой, даже в провинциальных магазинах и библиотеках смогут обнаружить  книги авторов в диапазоне от Арцыбашева и Сологуба до Акунина с Марининой и Лимонова с Пелевиным. А, скажем, из Лукьяненко и Перумова я только чешские издания и просматривал, так что для меня они скорее Lukjanenko и Perumov, и я остаюсь в неведении, действительно ли эти писатели столь безлики или же обезличены переводчиками. Однако нетрудно догадаться, что Толкиен и Дж. Роулинг как элемент массовой культуры не просто перевешивают вышеозначенных авторов фентэзи, но и подчёркивают самим своим существованием буквально полную невесомость последних.

  Подобным образом обстоят дела и с литературой научной, публицистической, пропагандистской. В принципе, издаётся что угодно, хоть Natalia Naročnická, "Rusko a jeho místo ve svetě", хоть Saparmurad Turkmenbaši, "Ruchnama"(издано при поддержке туркменского посольства). Но при внимательном рассмотрении оказывается, что книги британских авторов по качеству и количеству вполне сопоставимы с книгами авторов немецких, французских и американских, вместе взятых. То же наблюдается и на чешском телевидении, где наиболее интересные документальные фильмы чаще всего бывают продукцией Би-Би-Си.

  На эту роль британцев в создании информационного дискурса обращают недостаточно внимания, а жаль. Без её учёта любой анализ информации будет неполон и, скорее всего, неверен.

  В частности, прошедшие в последние недели ЖЖ-дискуссии по поводу ВМВ показали, что хотя большинство блоггеров видит (а как не видеть?) постепенный распад господствовавшей до недавнего времени версии событий, представления о том, чем же будет заменён уходящий миф, самые неопределённые.

  Поэтому я хочу рассмотреть одну книгу, написанную в 2001 г. коллективом британских авторов (Линн Пикнет, Клайв Принс, Стивен Прайoр, Роберт Брайдон) и носящую в весьма неточном русском переводе название "Неизвестный Гесс. Двойные стандарты Третьего Рейха". Оговорюсь сразу, что речь пойдёт совсем не о полёте Гесса и не о легендах, которыми окружена его судьба. Мне показалось, что и авторам книги Гесс послужил скорее предлогом, позволяющим ознакомить читателей с новой интерпретацией мировой войны.
 

По версии Л.Пикнет и её соавторов (далее Пикнет и др.) Рудольф Гесс был если не совершенством, то человеком близким к оному. Искренний патриот, герой войны, блестяще образованный ученик Хаусхофера, миротворец и борец с антисемитизмом, лётчик, т.е "рыцарь неба".

  Другим рыцарем неба был принц Джордж, герцог Кентский, брат королей Эдуарда VIII и Георга VI. Голубоглазый сверхчеловек, перечисление орденских и масонских регалий которого чересчур удлинило бы мой пост. Муж прекрасной принцессы Марины, к тому же известный бисексуал (по нынешним временам это обстоятельство подаётся, как одно из его бесчисленных достоинств), никогда не сходивший со страниц светской хроники и тоже всей душой стремившийся к миру.

  По утверждению Пикнет и др. герцог Кент входил в "партию мира", вместе с герцогом Гамильтоном, первым среди дворян Шотландии, герцогом Виндзором, как называли после отречения бывшего короля Эдуарда VIII, лордом Бивербуком и многими другими.
                                            
                       
                                                 герцог Кент, рыцарь неба                      Рудольф Гесс, тоже рыцарь неба

    Как же при таком количестве миротворцев дело дошло до войны? А вот как:

  "В то время как величайшим и неизменным стремлением Гитлера был разгром Советского Союза, Черчилля не оставляло жгучее желание проделать то же самое с Гитлером и Германией. Без малейших угрызений совести он был готов начать тотальную войну и не остановился бы ни перед чем, лишь бы полностью уничтожить Германию."

  Довольно неожиданная кровожадность для человека, которого принято называть спасителем Западной цивилизации. Её причины недвусмысленно указываются десятью страницами раньше :

  "Хотя Уинстон Черчилль по праву происхождения - как третий сын герцога Мальборо - однозначно входил в истеблишмент, в нём было что-то, что беспокоило его сверстников из высших классов. Наверное, это была та часть его личности, которую он унаследовал от своей любимой американской мамы, красивой и всегда откровенной Дженни Джером, и которая проявлялась в его нескрываемой наклонности к Соединённым Штатам и в поддержке американских интересов."


                                                                

                                               Уинстон Черчилль, сын американки и поджигатель войны.

  Полуамериканское происхождение Черчилля подчёркивается в книге постоянно. По поводу одной его речи говорится, что, призывая на помощь Бога, он имел в виду Рузвельта. Пишут Пинкет и др. и о том, что король Георг VI совершенно не желал видеть сэра Уинстона на посту премьер-министра. Падение кабинета Чемберлена, приведшее Черчилля к власти, авторы называют результатом катастрофы, вызванной самим Черчиллем, а именно, провала Нарвикской операции в Норвегии.

  В книге есть много интересных фактов и мнений, а также признание некоторых фактов, обычно признаваемых очень неохотно, например, "Можно без преувеличения сказать, что до весны 1943 г. русские воевали в Европе за Британию, в то время как Черчилль смотрел, чем обернётся эта грандиозная схватка", но пересказать весь пятисотстраничный текст в рамках поста, конечно же, невозможно.

  Отмечу лишь, что Пинкет и др. не только впрямую обвиняют Черчилля в разжигании войны, шантаже и репрессиях, но и делают прозрачнейшие намёки на его причастность как к смерти главы польского правительства в изгнании генерала Сикорского, так и к гибели принца Джорджа, герцога Кентского. Самолёт принца разбился при не вполне ясных обстоятельствах в горах Шотландии в 1942 году.  По версии авторов, Кент намеревался спасти Гесса, вывезя его в нейтральную Швецию.

  Причина таких небывало жёстких оценок Черчилля, на мой взгляд, проста до крайности. В объединённой Европе нет места для старых обид. Здесь ныне дружит каждый с каждым, а во всех бедах прошлого могут быть виновны только посторонние силы. Черчилль же легко превращается в американца, в интересах родины своей матери ввергшего Европу в братоубийство. И на полвека отдалившего осуществление общеевропейских целей :

  "Парадоксально, что подчёркнуто антинацистская Европа через шестьдесят лет становится всё ближе к мечтам Гесса и Хаусхофера." Разбор подобия между этими мечтами и сегодняшними реалиями занимает в книге не одну страницу. 

  Это постепенно формирующийся новый европейский взгляд на давно прошедшую войну. И те, кто видит в его появлении некую угрозу для РФ, в корне не правы. Все цели ЕС на Востоке давно достигнуты. В 1991 г. было отдано столько, что Евросоюз это хозяйство до сих пор как следует не оприходовал.   И мнение россиян, что идеологические игры Европы направлены против них, подобны средневековому геоцентризму. Наивно, со стороны даже трогательно. Но РФ представляет для ЕС второстепенный интерес. Реальный конкурент, а следовательно, противник для Евросоюза - Соединённые Штаты.

  А для русских у британских друзей даже есть принц. Майкл Кентский, воцарения которого в России так жаждут некоторые из отечественных квазимонархистов - сын того самого Джоджа Кентского, рыцаря неба, разбившегося в Шотландии. Он родился через несколько недель после гибели отца. 

                                  

                                                  Принц Джордж с супругой, принцессой Мариной. 


                                                                

                                                Принц Майкл, их сын, претендент на русский трон.

  Кажется, в романе Ф. Форсайта "Икона" этот принц становится русским царём.


 

Tags: britannia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments