bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

My way

     "В 1639 году из австрийской армии был уволен офицер Эрнст Оденвальден (чешские источники называют его Арношт Оттовальский), тщетно пытавшийся получить компенсацию за ранение в плечо. В отместку он предложил свои услуги шведам. В 1648 году отряд из 300 шведских солдат во главе с Оттовальским приблизился к Праге..."

  С этих строк начинался пост Шведы в Праге., появившийся в "Богемских манускриптах" ровно десять лет назад, 5 марта 2009 года. Это была первая запись в моём журнале, и своего первого комментария она дожидалась полтора года. Сделав её, я зафрендил 18 человек, из которых трое любезно ответили мне взаимностью. С тех пор здесь было выложено ещё около пятисот записей, получивших 144 тысячи комментариев, а количество читателей "Манускриптов" достигло десяти тысяч (хорошая цифра, вызывающая ассоциации с Ксенофонтом). Я уже говорил, что завёл этот  блог, когда понял, что начaл забывать русский язык. Спасибо, вы помогли мне его вспомнить. Вот тексты, циклы и темы, за последние 10 лет вызвавшие у вас наиболее оживлённую реакцию (в порядке написания):

     "Анианом некогда называли пролив между Азией и Америкой, ныне именуемый Беринговым. Искали его долго. Ещё дольше искали Северо-западный проход. Это морской путь вокруг Северной Америки. На его поиски отправлялись многие, и не все вернулись. Найти же его среди вечных льдов смог только Руаль Амундсен в 1903-1906 гг. В рукописи, предъявленной миру Карло Аморетти, утверждалось, что этим путём ещё в 1588 г. с невероятной лёгкостью проскочил туда и обратно Лоренcо Феррер Мальдонадо." (Первооткрыватель первооткрывателей., мой первый текcт, получивший некоторый отклик в других журналах)

     "Жители сельской местности ещё помнят лекторов семидесятых, обличавших юнту генерала Пинохета. Последнее было следствием ошибки, но ездить на машине марки "Ренаулт" предписывают нормы чешского языка. Года три назад один мой сосед, человек простой, но словоохотливый, взялся пересказывать мне какую-то газетную статью, касающуюся международной политики. Мне пришлось собрать все свои интеллектуальные силы, чтобы понять, что пани Ричеова - это Кондолиза Райс. Уж не знаю, на каком языке он читал её имя. Ведь правильно - Райсеова." (Ужасный обычай богемцев.)

    "Золотой Шар - устройство отнюдь не безусловно полезное, как может показаться на первый взгляд. Ведь он исполняет не высказанные просьбы, а подлинные желания. Oбмануть eго невозможно. В повести был персонаж, после исполнения своих желаний покончивший с собой. Он слишком много о себе узнал. Похоже, Кремль - место, подобное Золотому Шару. Добравшись до него, каждое поколение делает со страной то, что мечтало проделать с ней в молодости." (Золотой Шар.)

   "Большевики были не так прозрачны, как братья Kастро, но и не так таинственны, как красные кхмеры. О них существует необъятная пиар-литература нескольких взаимоисключaющих направлений. Но на мой взгляд, самые надёжные и объективные источники о них - это протоколы об изъятии имущества при аресте подозреваемого, которые они составляли, занявшись после захвата власти взаимоистреблением (вариант Ягоды и других). В некоторых случаях люди умерли при невыясненных обстоятельствах (вариант Свердлова), и тогда их наследие тоже описывалось. По этим протоколам видно, какими интересами люди жили на самом деле, а не в пиар-картинках. Это совершенно стандартные описи - 347 золотых изделий, 18 шуб, паспорта 9 государств, наган, страпон и пакетик кокаина." (Голубенький супчик )

  "В 1915 эрцгерцог Вильгельм Габсбург в чине лейтенанта прибыл на фронт. Среди его поклонников есть люди, утверждающие, что Вильгельм командовал 13-м уланским полком. Это очень сильное преувеличение. Он командовал ротой в уланском полку. Подразделение состояло из одних украинцев. Прибыв в часть, Вильгельм представился своим людям: "Называйте меня Василь". Он роздал солдатам неуставные нарукавные повязки жёлто-голубого цвета и отдавал команды только по-украински. Сам же эрцгерцог носил под мундиром украинскую вышиванку и заботился о том, чтобы её ворот всегда был на виду." (Эрцгерцог в вышиванке)

     "В "Выстреле" меня впечатлил не Сильвио, а граф. Я увидел русского в его естественных условиях. Русского гусара, русского барина, русского человека. Это ведь злокозненная подлость - внушать русским самоотождествление с крестьянами. Понятно, что крестьян в России было под 90%. Но в исторической ретроспективе их везде было под 90%. Однако стоит сказать "француз", и из подсознания возникает образ мушкетёра, слово "японец" ассоциируется с самураем, а уж слова "поляк" и "шляхтич" - это почти синонимы. Англичанин - как минимум джентльмен, если не лорд." (Романтизм, подлость и реализм.)

  "При желании отношения власти c народoм на Востоке тоже можно рассматривать в качестве сделки. Но восточная сделка - это абсолютное мошенничество. В восточном договоре на первой странице огромными буквами написан какой-то бред в духе МММ - "рай с гуриями", "коммунизм", "хорошая карма", "рост ВВП на 100% в год", "нирвана", "Азия для азиатов" и т.п. Далее на десяти страницах мелким шрифтом подробно расписаны обязательства - работа за горстку риса в день, смирение с судьбой, закрывание амбразур своим телом, ныряние под лёд за оброненным гаечным ключом и целование левой туфли уважаемого человека." (Де Будьон и де Бовуар)

  "Испробовав всё, европейцы очень чётко распределили, чем одарить мир, a что оставить себе. Другим - вечную молодость, смелые эксперименты, героические свершения и надежды на светлое будущее. Себе - несколько скучных и тривиальных принципов немолодых и изрядно поживших людей." (О сетях и царствах.)

    "Но главное, пока в какой-то форме существует Германия, и РФ будет существовать в такой форме, в какой её можно быстро довести до кондиции, позволяющей противостоять немцам. Самые прекрасные люди на свете неизменно будут стремиться исправить несовершенный и хаотичный мир. Все это знают, равно как и то, что в рассерженном состоянии их охватывает furor teutonicus, и тогда всем вокруг приходится туго. A сердиться им есть на что. Никто не хочет остаться один на один с рассерженными тевтонами. Особенно британцы, издавна строящие континентальную политику на сдерживании одних европейских держав с помощью других. Поэтому мне представляется, что по мере усиления ЕС будет подкачиваться и РФ." (О зелёной линии и самых прекрасных людях.)

      "Всё, что было сказано в этих записях о Европе, можно свести к одной формуле: Se vogliamo che tutto rimanga come è, bisogna che tutto cambi. Знатоки итальянского уже обратили моё внимание на то, что при переводе этой фразы на русский возможных нюансы. Но суть явления точнее всего передаёт её традиционный перевод: "Чтобы всё осталось по-прежнему, всё должно измениться". Всё изменить, чтобы оставить всё как прежде - это универсальный закон европейской жизни, равно применимый к политике, культуре, социальной структуре общества или системе международных отношений." (Правило Лампедузы.)

     "В нашем мире выживают только светские социумы. Обскурантистские течения мысли и теократические общества в нём заведомо неконкурентоспособны. Конфликт между обскурантистским и секулярным обществами вообще трудно назвать войной. В колониальную эпоху этих конфликтов было бессчётное количество, и все они проходили по одному сценарию. С одной стороны выходило великое множество пышнобородых благородных мужей с изящно закривлёнными саблями, c другой - горстка сомнительных личностей, часто откровенных неудачников, а то и просто подонков общества, с пулями дум-дум. И начиналось избиение бородатых младенцев." (Избиение бородатых младенцев)

      "...принадлежность к старой аристократии означает oтнюдь не лучшие гены, более высокий интеллект или управленческий талант, а всего лишь доступ к информации и ресурсам. По сути, Лабрюйeр отметил и это. Пожалуй, сам он превосходил умом и талантом любого члена царствующeгo дома какой угодно европейской страны. Но именно поэтому он ясно понимал, в чём заключается их преимущество - они с детства знают вещи, на осознание которых у большинства из нас уходит вся жизнь." (Дети богов)

     "Моя жизнь прошла на стыке трёх культур - русской, чешской и советской. Различия между ними для меня очевидны. Для характера всех трёх культур (и трёх национальных менталитетов) решающим было время их возникновения. Каждая из них несёт на себе неизгладимую печать той эпохи, в которую была сформированa и достигла расцвета. Русская - самая старшая. Она появилась ещё в XVIII столетии и пережила свой золотой век в первой половине столетия XIX. При её рождении присутствовали Рационализм и Просвещение, а при восхождении на вершину её сопровождал Ампир. Такой русская культура осталась навсегда - абсолютно светской, крайне реалистичной, предельно рациональной, видящей человека насквозь и не имеющей о нём никаких иллюзий." (Триалог культур)

     "Чемберлен призывал немцев к расовой борьбе. Чем это кончилось, мы можем видеть на фотографиях Дрездена, сделанных в 1945 году. Гендель призывал американцев к расовому слиянию. Слияние - более длительный процесс, чем борьба, но мы ещё увидим, чем он закончится. Дело ведь не в выборе правильной идеологии, а в том, что нужно обладать иммунитетом против любой идеологии. В том числе - своей собственной." (Il Cimitero di Praga: Между строк)

      "Ещё в 1928 году курение женщин на публике считалось в Америке табу. Один из табачных магнатов обратился к Бернейсу со словами: "Мы теряем половину потенциального рынка". Психоаналитическое исследование показало, что наибольшего успеха у потребителей-женщин можно добиться, сделав сигарету символом равноправия полов. Бернейс сообщил журналистам, что на традиционном пасхальном шествии 1929 года феминистки зажгут факелы свободы." (Факелы свободы)

      "Ничего специфически русского в этой революции не было. Её осуществила вспученная грязь, которая везде одинакова. "Люди хорошие, Кирн, никогда государств не губили," - заметил в своё время Феогнид из Мегары. Достаточно почитать, что представляла собой Парижская коммуна. За свою недолгую историю коммунары успели повалить Вандомскую колонну, сжечь дворец Тюильри, расстрелять множество заложников (включая архиепископа) и оставить город без круассанов." (Русская модель)

      "Разумеется, их заявка на планетарное лидерство не могла обойтись без исторической фразы, произнесённой в самое нужное время в наиболее подходящем месте. В 1917 году Соединённые Штаты вступили в Первую мировую войну. Их войска пришли на помощь Франции. Париж встречал американцев цветами. Войдя в город, они направились на кладбище Пик-Пюс, и лучший оратор экспедиционного коpпуса полковник Чарльз Стентон изрёк над могилой героя двух миров: "ЛАФАЙЕТ! МЫ ЗДЕСЬ!" (Герой двух миров и лучшая из республик)

        "Собственно, при бургундском дворе и появилось всё то, с чем у нас ассоциируется понятие "европейский аристократ" - от придворного этикета до Ордена Золотого Руна. Но главное - там возник сам типаж аристократа. А Карл Смелый был одним из его воплощений. Судьба герцога показывает, сколь труднодостижима была цель, которую поставил перед собой новый класс. Hаёмники и пираты, банкиры и юристы, торговцы шерстью и аптекари в течение нескольких поколений стали сначала  гонфалоньерами справедливости и консулами республик, а потом - герцогами и графами. Молодые львы пришли в мир, чтобы взять всё. Как ни странно, у них это получилось." (Недоразумение-II: Молодые львы)

      "Наша раса обязана своим названием красоте одной безымянной девушки. Что неудивительно - ведь это название появилось в Галантном Веке." (Недоразумение VIII: Кавказская пленница)

   "И российские, и украинские элиты делают исключительно то, что нужно от них Евросоюзу. Если Алиса играет в крокет у Королевы, русские и украинцы становятся в этой игре фламинго и ёжиками." (Правила королевского крокета)

    "Государство - это форма организации социума в эпоху книгопечатания. Прихода Интернета оно не переживёт. Разумеется, государства отчаянно сопротивляются и наносят контрудары, но в долгосрочной перспективе они так же обречены, как 500 лет назад были обречены вольные города. Порождённые государственной бюрократией бумажные циркуляры и предписания не смогут конкурировать с Сетью, как рукописи не смогли конкурировать с продукцией печатных станков. Впрочем, до старости государств ещё нужно дожить, пока же поговорим об их детстве." (Империя Максимилиана)

     "Чтобы быть европейским народом, нужно иметь среди своих предков людей, которые в XVIII веке носили парики с буклями, а не турецкие оселедцы." (Bang-bang или интервью с Хищником - самый популярный текст в истории этого журналa, дождавшийся примерно восьмисот ссылок и репостов)

    "Разумеется, в последующие века, когда сформировались современные нации и национальные государства, аристократия прибегла к маскировке и в каждой стране стала называть себя национальной. Но вообще-то "национальная аристократия" - это оксюморон. Аристократия всегда космополитична. Когда аристократ говорит простолюдину "Мы с тобой одной крови - ты и и я", простолюдину лучше бежать куда подальше, ибо это значит, что аристократ задумал нарядить его в шинель и отправить в окопы." (Наследники Максимилиана )

     "Согласно концепции правильных чёрных исследователей, на Земле живёт всего одна человеческая раса - чёрная. Человек появился в Африке и оттуда расселился по всему свету. В различных климатических поясах он прибрёл различные антропологические черты (например, форму носа или разрез глаз), но оставался чёрным. Все мировые цивилизации и системы письма, от Египта до Мезоамерики и от Китая до Анд, были созданы чёрными. Белыe - это не раса, а выродившиеся представители вида гомо сапиенс -  потомки альбиносов. Альбинизм является результатом инбридинга и связанной с ним дегенерации, а также генной мутации номер 207 (если правильно запомнил её номер)." (Недоразумение XII: Заговор альбиносов)

   "Однако причина, по которой Гитлер не желал выдать племянницу замуж за своего ближайшего друга и соратника, носила не социальный и не романтический, а сугубо политический характер. Фанатичный нацист и страстный антисемит, основатель и первый командующий СА, сооснователь и первый инспектор СС, лучший друг и телохранитель Адольфа Гитлера Эмиль Морис был евреем." (Деяния часовщика)

   "Некоторые из них превращаются в серийных убийц. Составляя от 1 до 3 процентов населения, они ответственны за более чем 20 процентов всех наиболее тяжких преступлений. Но те из них, кого не привлекает карьeра душителя или потрошителя, становятся директорами корпораций, блестящими хирургами, святыми, шпионами, успешными биржевыми маклерами, пожарными, банковскими грабителями и главами государств. Для целей этого цикла мне захотелось назвать таких людей василисками." (Василиски: тест в Константинополе)

    "Если вы угнетены какой-либо империей и боретесь за национальное освобождение, не спешите побеждать. Сначала воспользуйтесь возможностью построить всё, что понадобится вашим потомкам в ближайшие лет 200 или 300, потому что после обретения независимости вы уже никогда не построите ничего стóящего. Во всяком случае, до тех пор, пока вас не завоюет какая-нибудь другая империя. <...> Солидные угнетённые всегда борются в комфортe. Чехи в габсбургской империи были угнетёнными категории A и боролись в роскоши." (Обитель угнетённых)

   "Описать типично русский ландшафт довольно легко: большое открытое пространство, посередине стоит церквушка, рядом - трактир, мужичок куда-то едет на своей лошадке; куда едет, не вполне понятно - то ли в храм, то ли в кабак. Но ещё легче показать всё это на картинке. Вот он, идеальный русский пейзаж: 

          

   (Ответы русского космополита колумнисту "Сноба"; на этот раз речь идёт о самой популярной картинке в истории "Богемских манускриптов")

      "На мой взгляд, Иосиф в свои последние 24 часа превзошёл Веспасиана. 19 февраля 1790 года император, всю жизнь проходивший в зелёной форме шеволeжерского полка, надел белый маршальский мундир со всеми регалиями, обул высокие кавалерийские сапоги и приступил к работе. Сидеть за столом он уже не мог, поэтому полулежал, опираясь на подушки. И диктовал. Последние инструкции, последние указы, прощальные письма." (Иосиф, Лаудон и Елизавета)

     "Графине Понятовской принадлежит фраза, которую я вынес в эпиграф к этому посту: "Народ тараканов и вшей, бедности и нищеты, медленно движется в сторону США и поглощает их". На испаноязычных сайтах эти слова сопровождаются ремаркой: "Сердечным тоном, с лёгкой и спокойной улыбкой, мексиканская писательница говорит, что приветствует происходящие в США изменения в восприятии испаноязычных и успехи латиноамериканцев в миграции" (Стратегия Ацтлана )

    "Я не пишу кинорецензий, но иногда излагаю навеянные тем или иным фильмом мысли. Авторам «Отеля „Гранд Будапешт“» хватило пяти минут двадцати секунд, чтобы представить двух героев, обозначить четыре эпохи и показать одну вымышленную страну. Даже если бы я увидел из всего фильма только означенные пять с половиной минут, то и в этом случае вполне мог бы написать пост и об этих героях, и об этих эпохах, и даже об этой стране. Само собой, я не ограничился пятью минутами и посмотрел „Гранд Будапешт“ целиком." (Zubrowka & GB )

      "Борьбу с космополитизмом, в рамках которой французcкая булка превратилась в городскую, начал Жданов. Он тут же умер при не вполне ясных обстоятельствах, его смерть повесили на еврейских врачей, евреев начали преследовать, одновременно уничтожили ждановских русских выдвиженцев (ленинградская группировка считалась ждановской). Осуждённых по Ленинградскому делу в виду их явной невиновности реабилитировали уже в 1954 году, не дожидаясь антисталинского выступления Хрущёва. Заодно расстреляли тех, кто расстрелял их. Так выглядит узел советской истории, к которому тянется ассоциативная нить от глупейшего мема "хруст французской булки". В СССР французские булки не хрустели, в СССР хрустели русские черепа." (Прощай, Лулу)

     "Наконец, Игнац Требич провозгласил себя далай-ламой XIV. Японское правительство его признало. Вас это удивляет? Вы привыкли считать далай-ламой XIV улыбчивого пожилого тибетца по имени Нгагванг Ловзанг Тэнцзин Гьямцхо, в 1989 году получившего Нобелевскую премию мира? Не забывайте, что мы живём в мире, в котором Япония проиграла войну. Если бы она выиграла, далай-ламой XIV считался бы Игнац Требич, он же Ай-Ти-Ти Линкольн, он же Исаак Шлезингер, он же Моисей Пинкелес, он же Патрик Килан, он же Лайoш Толнаи, он же Лео Тандлер, он же Анагарика Пуккусати, он же Чжао Кун. Думаю, что ему же досталась бы и Нобелевская премия мира." (Дао австро-венгра IV )

      "Я не знаю, как долго продлится эта война. Я не знаю, кто ещё и в какой последовательности в неё вступит. Я не знаю, чьи потери будут чисто символическими, а чьи достигнут катастрофических масштабов (я лишь молюсь, что бы все наши парни вернулись живыми). Я не знаю, будут ли в ходе этой войны сняты табу на геноцид и на применение оружия массового поражения (увы, и это вполне возможно). Я даже не знаю, кто закончит эту войну. Но мне кажется, я знаю, где oна закончится. Эта война будет закончена в Мекке и Эр-Рияде." (Путеводитель по близкому будущему)

   "Афины были окружены мощными стенами. У Спарты не было даже частокола. У неё была только её репутация. В Афинах был Парфенон, а в Парфеноне стояла статуя Афины из золота и слоновой кости работы Фидия. В Спарте был построенный в архаичной манере храм Диоскуров. Посреди этого храма возвышались два деревянных кола, скреплённых перекладиной. Спартанцы говорили, что это статуи Кастора и Полидевка. Минимализм спартанского искусства соперничал с лаконичностью спартанской речи. У Спарты не было шедевров. У неё была только её репутация." (Миниатюра лаконская, или Этого достаточно)

    "Глядя на Рим, мы постоянно видим не то, что нужно, и не обращаем внимания на то, на что следовало бы смотреть. Мы всё время говорим о легионерах и императорах, а то и о гладиаторах и ланистах. А это была цивилизация, строившая современные водопроводы и полы с отоплением. Цивилизация, в которой девушки одевались в бикини и ходили в фитнесс. Всего сто лет назад у нас просто не было понятийного аппарата, чтобы адекватно описать её." (Миниатюра римская, или Девушки в бикини)

    "Советское и постсоветское сознание склонно колебаться от утопии к антиутопии и обратно, минуя стадию реализма. Сейчас оно пришло к совершенно утопической идее, что РФ способна вести против любого противника ядерную войну и выиграть её. Простая мысль, что нуклеарное оружие принципиально неприменимо, наталкивается на стену непонимания. Атомных бомбардировок требуют все кому не лень и по любому поводу. Мне трудно представить другое общество, в котором ядерную войну предлагал бы устроить кинорежиссёр, выступающий в прайм-тайм на национальном телевидении." (Ядерный лаунж)

      "Я скажу одну вещь, которая покажется вам чудовищно жестокой и циничной. Но, пожалуйста, обдумайте её по возможности спокойно, прежде чем реагировать. Русские потери на Украине составляют отнюдь не 50 тысяч человек. Русские потери на Украине достигают 50 миллионов человек. Всё население территорий, отторгнутых в 1991 году - это русские потери. Потому что единственный смыл существования украинского государства - в превращении его граждан в антирусских зомби." (Любители апокрифов)

    "Существование иудейских гетто зафиксировано в Европе в период с 1516 по 1945 год. Сколько просуществуют гетто мусульманские, сказать трудно. Но, вероятно, начальной датой их истории станет официальное установление шариата в каком-нибудь населённом афроазиатскими мигрантами предместье одного из европейских городов в наши дни. Так что никакой прелести новизны в мультикультурализме нет. На идее создания гетто лежит внушительная печать старины. Это очень старая, не раз проверенная технология управления обществом. Такая же старая и проверенная, как революция." (Прелесть новизны)

   "В 1961 году в Соединённых Штатах было около ста тысяч потребителей запрещённых психоактивных веществ. Из них около пятидесяти тысяч сидели на героине. К 1970 году, по оценкам правительства, восемь миллионов американцев попробовали ЛСД, а двадцать шесть миллионов - марихуану. Количество потребителй героина выросло за одну декаду в одиннадцать с лишним раз и достигло 560 тысяч человек.<...> Говорят, что революции пожирают своих детей. Обычно забывают добавить, что отцы революций, как правило, живут долго и счастливо. Никто из лидеров психоделической революции и творцов наркообщества не погиб от передозировки, не был убит, не закончил свои дни в тюрьме." (Risky business XI: Великая психоделическая революция)

    "Империей СССР никогда не был и быть не мог. Он был Ордой, а орда и империя - понятия взаимоисключающие. Да и страной победившего интернационализма Советский Союз называют напрасно. Интернационализм господствовал в СССР лишь в определённые времена. В иные, в том числе ключевые, периоды советской истории в этой стране царил интернацизм. Разница между интернационализмом и интернацизмом предельно проста. Интернационалисты полагают, что хороши все народы и страны без исключения. Интернацисты считают, что хороши все народы, кроме русского, и все страны, кроме России." (Bang-bang V, или Мечты интернацистов)

    "От представлений XVIII века о человеке-машине до идей XXI столетия о человеке-полумашине-полубоге оставался один шаг. Вместо того, чтобы сделать этот шаг, человечество оступилось и свалилось в идейную яму, из которой начало выбираться только в последние десятилетия. Футуристика и фантастика XIX-XX веков сыграли со своими поклонниками злую шутку." (Казанова Галковского и Ламетри Иванова-Петрова)

    "Думаю, чисто технически Франция была в состоянии выиграть войну с Германией даже в одиночку. Но, с точки зрения политики, победа в войне, идущей по чужому сценарию, - это не победа. Политическая победа заключается в ломке чужого сценария и в достижении собственных целей в собственной игре. Франция не проиграла войну, она не пожелала воевать по англосаксонскому сценарию. Самоустранившись из чужой войны, французы начали свою игру." (Их борьба: Патриоты и коллаборанты )

     "Причиной Второй мировой было достижение американцами экономического превосходства над державами, господствовавшими над планетой политически (т.е. над Великобританией и Францией). Добиться политической гегемонии, соответствующей их экономическому весу, США могли только войной (другого способа установления гегемонии просто не существует в природе). Самым логичным и ожидаемым разрешением коллизии была война США против Великобритании. К ней американцы и готовились. Германия вообще не рассматривалась ими в качестве противника (немецкий вопрос был уже решён, в 1918 году Германия выпала из списка великих держав)." (Их борьба (постскриптум): Иногда они выбирают войну)

    "После ста лет революционных преобразований и беспрецедентных усилий по выращиванию нового человека мы имеем гопников-дипломатов, гопников-идеологов и гопников - планировщиков военных операций. Наличие этих уникальных юнитов - наиболее ощутимое и впечaтляющее последствие социальных экспериментов советской власти, с чем я её поклонников и поздравляю." (Уникальные юниты-II: Блюз бродячих собак )

     "Мы довольно занятное поколение. Начнём с того, что мы никогда никому не нравились. И нас это нисколько не волновало. Едва мы появились на горизонте, нас заметил и честно показал Ролан Быков. В фильме "Чучело", в 1983 году.  Я подтверждаю: в "Чучеле" изображены самые обычные дети из самого обычного класса того времени." (Уникальные юниты V: Регги живущих в кайф)

     "Прецедентов или аналогов Брестского мира в истории человечества не было и, думаю, не будет. Из Брестского позора проистекают все последующие ужасы советской истории, включая потерю 27 миллионов во Второй мировой. И столетняя советская истерика по поводу Николая II и Первой мировой войны - это попытка оправдать то, чeму не может быть оправдания. Иуда Искариот побрезговал бы большевими из-за их предательства." (Царский вопрос - текст, получивший наибольшее количество комментариев за всё время существования журнала)

   "Большинство народов мира сегодня ведёт образ жизни, достойный человека, лишь благодаря тому, что колонизаторы и империалисты разрушили их собственные традиции, несовместимые ни с развитием, ни с человеческим достоинством." (Завоеватели рая)

    "Я почти стопроцентно уверен, что если бы историческая Россия сохранилась, сегодня западноевропейские и американские блогеры иллюстрировали бы свои посты о сражениях прекрасных валькирий со всякой сволочью и нечистью кадрами из русских фильмов." (O русских валькириях)




    Не помню, говорил ли я это когда-нибудь, но моей матушке хотелось верить, что я похож на Элвиса. На самом деле не похож (разве только фигурой и ростом), не говоря уже о том, что у меня ни слуха, ни голоса. Но чтобы сделать ей приятно, я когда-то взбивал чёлку надо лбом и даже слегка кривил улыбку. А потом она ушла, так рано и неожиданно, что я даже не успел подарить её розовый кадиллак. И это самая большая неудача в моей жизни. Всё остальноe вышло, как я хотел, и даже лучше.
  
Tags: symposium
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 237 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →