May 15th, 2009

vertumn

Продать Карлштейн

  Жил-был Гарри Йeлинек. Точнее, "Гарри" Йeлинек. Он родился в 1905 г. в городке Влашим в семье состоятельной, пронемецкой и лояльной к Габсбургам. Так что при рождении ему дали имя настолько германское и монархическое, насколько это было возможно - Йoзеф Август Альфред Карел Йeлинек. Отец его был семейным врачом влашимской ветви аристократического рода Ауэрспергов, и маленький Йeлинек получил начальное образование в их замке, где обучился английскому, французскому, манерам, а главное - стилю.

  Однако времена меняются, и в 1918-м Австро-Венгрия перестала существовать. Напомню, что независимость Чехословакии была провозглашена Масариком в Вашингтоне. Так что уже в гимназии Йeлинек, в соответствии с новой модой, предпочитал представляться именем "Гарри". Отец мечтал, чтобы Гарри стал врачом, тот действительно учился некоторое время на медицинском, но безуспешно (что не помешало ему пользоваться визитками с титулом "доктор").

  Средства, предоставлявшиеся родителями, были совершенно недостаточны для его образа жизни, и Гарри начал зарабатывать сам. Он стал жиголо высокого класса. Весной 1928 г. в пражском отеле "Сакс" Йeлинек познакомился с исключительной клиенткой - графиней из Вены, занимавшейся антиквариатом. Источники деликатно опускают её полное имя, ограничиваясь констатацией, что все называли графиню "Лиззи". Знакомство переросло в многолетнее сотрудничество. Гарри Йeлинек открыл в Праге фирму, нанял  нескольких сотрудников и принялся торговать предметами искусства.

    Конечно, он продавал и подлинные, добросовестно приобретённые произведения. В некотором количестве. А ещё в дело пошли статуи, украденные в южночешских костёлах, поддельные Матиссы и Сезанны, проданный за баснословные деньги одному банкиру фальшивый Лукас Кранах. Несколько забегая вперёд, скажу, что за время существования фирмы, с 1928-го по 1937 г., против Йeлинeка было взнесено 501 (!) обвинение в мошенничестве, но ни одно дело так и не дошло до суда.

    У Гарри между тем появилось новое модное увлечение - автогонки, сблизившее его с другим, куда более славным гонщиком - блестящим Йиржи Кристианом Лобковицем, представителем одного из знатнейших чешских семейств.

  Гоночные автомобили, коктейли, головокружительные сделки, - для стилистической завершённости образа эры джаза не хватало только американского миллионера, и он, конечно, появился. В 1931 г. в Чехословакию приехал "король жевательной резинки" Чиклетс с супругой. Семья Лобковиц как раз нуждалась в деньгах (на приданое для одной из представительниц рода, собиравшейся замуж за князя Лихтенштейна), и пыталась продать часть своей коллекции картин. Узнав, что Чиклетсы в Праге, Йиржи Кристиан пригласил их в родовой замок в Роуднице. Йeлинек присутствовал на встрече в качестве эксперта по искусству. Полотна не заинтересовали миллионеров, зато ими было выражено желание купить и перевезти в Америку готический замок. Согласно традиционной версии, Лобковиц в этот момент спросил Йeлинeка : " А Вы, барон, не хотели бы продать один из своих?" Находчивый Гарри невозмутимо ответил : "Могу предложить Карлштейн".

Collapse )