September 2nd, 2012

vertumn

Felix Europa

  На прошлой неделе к нам приeзжала моя старинная знакомая, назову её A. Она тоже с Урала, когда-то мы с ней росли в одном дворе в губернском городе N. B девяностых годах A. уже бывала у нас в Богемии, но с тех пор в её жизни произошли большие перемены - лет десять назад она вышла замуж за итальянца и поселилась в окрестностях Милана. За этy декаду А. стала совершенной... нет, не итальянкой. Она сделалась совершеннейшей ломбардийкой.

  Все три дня, что А. гостила у нас, от неё можно было слышать: "Вот это наш, ломбардский сыр, а это не наш, он из Лигурии"; "У римлян такой диалект, что мы их не всегда понимаем"; "Нет-нет, это тосканское блюдо, у нас в Ломбардии его не готовят"; "В Калабрии очень интересная архитектура, ничего общего с нашей"; и, наконец "У нас все так ругают Гарибальди за то, что он объединил нас с Югом...".

  Я слушал А. с чрезвычайным интересом. И размышлял о том, почему канал Евроньюс после Олимпиады показал сюжет о спортсменах из Йoрка, завоеваших столько медалей, что их хватило бы целой стране. Почему появилась очень смешная комедия, в которой блистательный Жан Рено сыграл корсиканского сепаратиста. Почему в Каталонии запретили корриду. Почему бывшие Судеты увешаны предвыборными плакатами партии Северочехов. Почему французское правительство признало действия якобинского режима в Вандее геноцидом и выделило средства на увековечивание памяти местных шуанов, сражавшихся против революции (ведь республика предприняла это явно не для того, чтобы порадовать моё монархическое сердце, хотя не скрою: oно порадовалось). 

Collapse )