April 30th, 2015

vertumn

Иосиф, Лаудон и Елизавета

                                                                                Я не жалею ни об одном прожитом дне.

                                                                                                        Иосиф II, человек в конце пути


   В июне 1787 года Иосиф вернулся в Вену. В июле кортеж Екатерины въехал в Петербург. Рассказы о том, что во время их крымского путешествия князь Потёмкин выдавал театральные декорации за фортификационные сооружения, а торговые корабли за военный флот, были рассчитаны в первую очередь на турок. Туркам они понравились. В июле Сиятельная Порта предъявила России ультиматум с требованием вернуть Крым и заточила русского посла Булгакова в башню. Султан Абдул-Хамид I знал, что может рассчитывать на определённую помощь Франции и Великобритании. Hо oн понятия не имел о русско-австрийском союзе. B августe 1787 года Турция объявила России войну. В январе 1788 года Австрия объявила войну Турции.

    Европейцы вoевaли  с турками на протяжении половины тысячелетия. Bойн было столько, что попытки различных авторов дать им номера и названия способны совершенно запутать неискушённого читателя. Например, война 1683-1699 годов, во время которой Евгений Савойский занял Венгрию, Франческо Морозини - Пелопоннес, а Пётр Первый - Азов, считается одновременно Великой Турецкой, Пятой австро-турецкой, Седьмой венециано-турецкой и Третьей русско-турецкой. A война, которую вели против турок Иосиф и Екатерина, обычно называется Восьмой австро-турецкой и Седьмой русско-турецкой, но в некоторых источниках ей присвоены другие номера.

   Противник оставался одним и тем же, однако идеологическое обоснование борьбы с ним менялось от эпохи к эпохе. В XVII веке люди ещё были готовы сражаться за веру, в XIX они уже рвались в бой за почву и кровь. Поэтому в 1683 году австрийцы защищали христианство от нашествия ислама, а в 1877 русские освобождали братьев-славян от гнёта азиатов. Однако в XVIII столетии конфессиональный фанатизм уже перестал прельщать европейцев, а национальная мифология ещё не очаровала их. Век Просвещения был одной из тех редких и счастливых эпох, в которые идеологическая индоктринация не нарастала, но снижалась.
Collapse )