bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

О собственной простоте.


  Как-то раз я пошёл по какой-то ссылке из своей френд-ленты, а там была ещё ссылка, а за ней следующая... По четвёртой или пятой ссылке я неожиданно увидел собственный текст, висящий на одном популярном сайте. Я время от времени интересовался, что происходит с моим никнеймом в ЖЖ, но мне никогда и в голову не приходило, что мои заметки имеют хождение и за пределами  данного блогхостинга. Введя никнейм в поисковик, я с удивлением обнаружил, что едва ли не со дня открытия журнала различные мои посты цитируются, перепечатываются и обсуждаются во многих местах, порой весьма неожиданных. На городских форумах, в оппозиционных газетах, в блогах Li.ru., на сайтах новохронологов и т.д. и т.п.

  Не скрою, неожиданное внимание такого множества людей вызвало у меня приятные чувства. Но ход некоторых увиденных обсуждений, да и различные эпитеты, которыми меня и в глаза и за глаза характеризовали участники ряда диспутов в ЖЖ и за его пределами, оставили странное впечатление. Мне показалось, что меня то и дело не за того принимают. Видимо, нужно внести ясность в некоторые вопросы. Тем более, что сделать это мне совсем нетрудно. Потому что человек я исключительно простой.
                                                                                       

                                                                                      1. О простоте вкусов.

  Вкусы мои просты до крайности. Например, я не скрываю, что предпочитаю лёгкую, незамысловатую музыку с приятными и запоминающимися мелодиями. Лёгкая музыка для меня - это Моцарт, Штраус, может быть, даже Кальман. А, скажем, человека по имени Майкл Джексон в моём культурном пространстве не было никогда. Он представлял собой воплощение сложностей того рода, каких я стараюсь избегать. Мне было слишком сложно определить его возраст, пол, расу, а главное - род занятий. Ещё труднее мне было понять, почему нa него кто-то обращает внимание.

  Столь же просты мои пристрастия в других областях искусства. Я люблю чётко выраженные, поддающиеся описанию и осмыслению стили - маньеризм, барокко, классицизм, ампир. И мне трудно понять, как кто-то может делать вид, будто считает чёрный квадрат живописью, бетонную коробку архитектурой, повторяющуюся на 20 страницах букву "а" литературой, а длящуюся 5 минут 45 секунд тишину - музыкальным шедевром.

  Книги я тоже предпочитаю простые, проверенные временем, содержащие ясно изложенные мысли. И по возможности честные. "Опыты" Монтеня, "Максимы" Ларошфуко, "О духе законов" Монтескьё. Но превыше всех ценю "Государя" Макиавелли. Это самая честная из всех прочитанных мной книг.

                                                                                   2. О простоте взглядов.

  Мои взгляды не менее просты, чем мои вкусы. Я консерватор. Но мне близки и многие либеральные ценности. Зная себя, я могу с уверенностью сказать, что, пойди развитие человечества в течение последнего столетия противоположным, консервативным путём, я стал бы либералом. Однако сегодняшний мир как-то чересчур либерален. Хуже того, он охвачен либерализмом не традиционного, а довольно извращённого толка. Иными словами: чем либеральней мир, тем консервативнее я; чем консервативнее мир, тем либеральнее я. Это мой способ поддерживать гармонию мироздания.

  Поэтому, придерживаясь по многим вопросам взглядов, которые американцы назвали бы палеоконсервативными, по другим я занимаю вполне либеральную позицию. Например, право на аборт или на эвтаназию для меня столь же несомненно, как право на свободу слова или владение оружием.

  Что же касается идеологий за пределами консервативного и либерального спектра, они мне просто неинтересны. Да и что там может быть интересного? Социализм убог, фашизм театрален, нацизм преступен. Коммунизм убог, театрален и преступен одновременно.

  Но это всё теория. На практике я в первую очередь реалист. Называя себя монархистом и империалистом, я прекрасно сознаю, что восстановление монархии в ближайшем будущем не имеет перспектив, а для проведения империалистической политики сейчас не самое подходящее время. Поэтому, при всей ироничности моего отношения к республиканской форме правления, в отсутствие монархии и империи я совершенно лоялен к приютившей меня маленькой республике.

                                                                                    3. О простоте анализа.

  Я частное лицо, не принадлежащее ни к какому политическому движению или научной школе. То, что я думаю - это действительно мои мысли, а не следование каким-то методологиям или канонам. Если я в меру способностей анализирую какое-то событие или явление, то делаю это со всё той же простотой.

  Например, узнав о выдвижении Барака Обамы на пост президента США, я одну минуту смотрю на его лицо и десять минут слушаю его речь. После чего понимаю, что выборы этот человек выиграет. Потому что в нормальной ситуации это абсолютно непроходной кандидат, и выдвинуть его демократическая партия может только в одном случае - если у неё есть надёжная договорённость с республиканцами о игре в одни ворота. После чего интерес могут представлять только чисто технические аспекты. Например, кого республиканцы найдут на роль проигравшего. (Это очень трудно - найти кандидата, способного проиграть Обаме. Пришлось использовать чучело лётчика времён вьетнамской войны.) Увидев Маккейна, я теряю остатки интереса к процессу. У старого служаки на лице написана готовность биться за собственное поражение до конца.

  Поясню. Я-то совсем не расист, а вот Обаму сделали президентом именно по расовым мотивам. Если бы баллотировались Колин Пауэлл или Кондолиза Райс, имело бы смысл оценивать их достоинства, их программы и т.д. Но у Обамы нет достоинств. Кроме цвета кожи. Впрочем, даже как негр он фальшив. По матери Обама потомок рабовладельцев, президентов и чуть ли не шотландских королей. Не удивлюсь, если он ходит в солярий, чтобы выглядет темней, чем на самом деле.

  Это были неинтересные выборы с заранее известным результатом. Вот следующие могут стать интересными. После бараков люди часто бывают согласны на всё, так что не исключены сюрпризы.

                                                                                    4.О простоте скептицизма.

  Читатели не могли не заметить, что к общепринятой версии истории я подхожу с гиперкритицизмом. Я скептик от рождения и всё, что я узнаю на протяжении моей жизни, способствует усилению моего скептицизма.

  Но вопросами хронологии я не занимаюсь и не буду заниматься. Наверное, многое удревнено, и весьма существенно. Но дело ведь не в этом, а в том, что всё беззастенчиво приукрашено.

  И "новая хронология" в этом смысле куда хуже официальной версии.

  Говоря совсем просто: традиционная версия сделала из пиратских гнёзд, торговых факторий и шаек авантюристов древние королевства, великие культурные центры и несокрушимые армии. В крайнем случае это можно считать стилизацией. Новая хронология провозгласила древние королевства обломками забытой великой империи. Это не лезет ни в какие ворота.

  Официальная версия подчас неприлична, настолько из неё торчат белые нитки. Но новая хронология - это непристойность, возведённая в принцип. Официальную версию можно критиковать, с ней можно дискутировать, можно иронизировать по её поводу. Новую хронологию невозможно даже пародировать. Недавно один её aдепт предложил мне обсудить проблематику отождествления египетского бога Гора с царём Горохом. Поробуйте спародировать этот тезис - не получится.

  Поэтому, высказавшись в прошлом с немалым скептизизмом о множестве различных текстов и артефактов, от "Рубайята" Хайяма до кодексов майя, я с не меньшим скептицизмом собираюсь в будущем говорить и о многом другом, от минойской цивилизации до истории Пражского архиепископства. Но о хронологии я не написал и не намерен писать ни слова.
 

 

Tags: cogito
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments