bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

Протоколы единорогов.

    Написать о Жанне д'Арк меня побудил в своё время ув. falcao  . Я взял на себя это обязательство, но столкнулся с одним затруднением. Если бы предметом нашего внимания был какой-нибудь Жан, я бы позаимствовал у Фалькао немного той тигриной отваги, с которой он сам берётся за подобные темы, и разобрал бы Жана на атомы, будь тот хоть трижды святым и четырежды национальным героем.

  Однако речь идёт о даме. И история её - самая трогательная из всех, что можно встретить в учебниках всемирной истории. Поэтому я поступлю по-другому. Светлый образ Жанны останется в неприкосновенности. Я поведу речь о некоторых других участниках её драмы, о целых горах посвящённых ей манускриптов, а также о том, как представления об Орлеанской Деве менялись в веках.
 

  Достаточно старыми источниками информации о Жанне принято считать хроники XV века. Их больше сорока, поэтому рядовой читатель судит, что история Девы известна досконально. В действительности хроники - это всего лишь хроники. Даже если отвлечься от таких деталей, как время их создания и обстоятельства введения в оборот (а проследить судьбу 44 старофранцузских книг я не в состоянии), то окажется, что в этих книгах есть пять взаимоисключающих дат гибели героини, есть четырёхкратный разброс в численности возглавляемых ею войск, есть версия о её казни путём усекновения головы и т.д. и т.п.

  Поэтому основным источником для историков являются не хроники, а протоколы двух судебных процессов - 1431 г., на котором Жанну осудили, и 1452-1456 гг., когда она была реабилитирована. Крупнейший знаток проблематики Режин Перну писала:

 "Абсолютно несомненно, что подробности  эпопеи  и осуждения Жанны вообще не были известны её современникам, жившим как во французской, так и в оккупированной зоне. Те факты, которые очевидны для нас (например, что некоторые документы были подделаны, а другие не включены в протоколы), не были известны даже тем, кто проводил реабилитационный процесс. Наконец и общественное мнение, бывшее хоть на стороне  Жанны, хоть на стороне её противников, не знало в точности её истории, и только оправдательный процесс внёс в дело ясность. Некоторые историки даже полагали, что можно считать весь процесс искусно разыгранной комедией, инсценированной церковью или королём."

  Если же обратиться к истории издания протоколов, то окажется, что она крайне проста. Эти тексты на латинском языке, занимающие 855 страниц, издал в 1841-1849 гг. Жюль Этьен Жозеф Кишра. Собственно, их издание стало главным научным достижением его жизни.

  На этом месте можно было бы написать сакраментальное sapienti sat и поставить точку. И я бы так и сделал, не попадись мне в руки книга Режин Перну "Жизнь и смерть Жанны д'Арк" (Régine Pernoud, Vie et mort de Jeanne d'Arc; les témoignages du procès de réhabilitation 1450-1456) .Многие книги Перну изданы на русском языке, но именно эта, кажется, не переведена. Посвящена она в основном материалам оправдательного процесса. Я провёл пару вечеров за чтением этих протоколов и хочу поделиться некоторыми открывшимися мне подробностями.

 Cудьбы участников обоих процессов оказались весьма примечательны. Многих из тех, кто осудил Жанну, постигли разнообразные несчастья. Председательствовавший на суде Пьер Кошон (чьё имя, кстати, означает по-старофранцузски "свинья") в один прекрасный день лишился жизни во время бритья. Но это ерунда по сравнению с тем, что произошло с делопроизводителем процесса Жаном д'Эстиве. Тот однажды просто исчез и был через некоторое время найден мёртвым в яме с нечистотами. Однако и ему мог бы позавидовать ректор Парижского университета Никола Миди, один из наиболее активных участников процесса. Он заболел проказой и умер в каком-то лепрозории, постепенно разваливаясь на куски. 

  Интересны и люди, оправдавшие Жанну. Со стороны курии это дело взял в свои руки папский легат Гийoм д'Этyтвиль, верная опора папы и родственник короля. Незадолго до его прибытия во Францию Нормандия была освобождена от англичан. Оккупация Нормандии длилась тридцать лет, но всё это время одна героическая крепость, Мон-Сен-Мишель, держалась в тылу врага. Казалось бы, какая связь? Да никакой, если не считать, что оборону в крепости держал Лyи д'Этyтвиль, родной брат Гийoма. Возглавил же процесс инквизитор Франции Жан Бреаль, человек исключительных моральных качеств. Надо ли говорить, что они вели процесс с cоблюдением всех норм и опровергли обвинения против Жанны в каждом пункте?

  В этом сюжете вообще нет ничего случайного, и всё связано со всем. Каждый персонаж на своём месте и каждое деяние преисполнено смысла. Ближайшего соратника Жанны графа Дюнуа, известного, как Бастард Орлеанский, папа Николай однажды отправил добиваться отречения избранного cобором антипапы Феликса. И тот добился.

 Встречающаяся в литературе мысль, что церковь сначала осудила, а потом оправдала Жанну, основывается на чём угодно, но не на материалах процесса. Согласно документам, суд прошёл с такими нарушениями церковных канонов, что с точки зрения церкви изначально был незаконным, а его приговор - юридически ничтожным. Например, дела по обвинению в ереси должны были рассматриваться или по месту жительства обвиняемого, или по месту совершения преступления. Диоцез Бове, где был епископом Кошон, не был ни тем, ни другим, так что Свинья Кошон просто не имел права судить Жанну. Далее, Жанне не предоставили адвоката, что также делало процесс незаконным, содержали её в светской тюрьме, хотя обязаны были содержать в церковной, и т.д.  

   Согласно многим свидетельствам, в ходе процесса Жанна заявляла, что подчиняется папе, и, взывая к папе, требовала отвода судей. А целый ряд судей сразу же после процесса отправился на Базельский собор, носивший антипапский характер.

  Под таким углом зрения процесс в Руане оказывается лишь эпизодом в борьбе сторонников папы и сторонников собора. Неудивительно, что последние описаны коллаборационистами, свиньями, прокажёнными и вообще подлецами в последней стадии морального падения. Неудивительно и то, что сторонники папы в этой истории - рыцари без страха и упрёка. Ведь до нас дошла версия именно их стороны.

  А борьба папы с собором, в свою очередь, - лишь эпизод в истории католической церкви. То обстоятельство, что церковь канонизировала Жанну только в 1920 г., не должно никого вводить в заблуждение. Её история была написана по законам агиографии намного раньше.

  И люди, писавшие с разных позиций о Деве, достаточно чётко делятся на два лагеря. В одном - добрые католики и патриоты Франции, в другом - англичане и их друзья, а также противники церкви. Английские хроники полны ненависти к нашей героине.  Вольтер, описывая Жанну, в антиклерикальном запале перешёл границы пристойности. Революционеры 1789 г. запрещали праздники в её честь и переливали статуи Девы на артиллерийские орудия. Впрочем, в тот же момент англичане повернулись на 180 градусов и начали изображать Жанну в самых благоприятных красках.                                                                                   

  В конце XVI столетия были созданы первыe две пьесы, касающиеся Жанны. Одна из них называлась "Трагическая история девственницы из Домреми". Считается, что её написал иезуит Фронтон де Дюк, однако издана она была в 1584 г. без упоминания имени автора. Любопытно, что следующего издания этой драме пришлось дожидаться 273 года. Второй пьесой был "Генрих VI" Шекспира,где Жанна предстала ведьмой.

  В XVII веке появились три пьесы о Жанне.

  В XVIII веке - восемь.

  C 1800 по 1870 гг. на этот сюжет былo созданo тридцать четыре драматическиx  произведения.

  В последние тридцать лет XIX века, т.е. после потери Францией Эльзаса и Лотарингии, было написано 48 пьес о Жанне д'Арк. 

  Примерно с такой же динамикой развивался и интерес к Жанне д'Арк в исторической литературе. В 1839 г. французский историк Валле де Вервиль оценивал количество посвящённых Жанне книг в 500. С тех пор их количество выросло в пять раз. 

    В ХХ веке пошла лавина версий. Одни стали писать, что Жанна была особой королевской крови. Другие заявили, что она избежала гибели и дожила до 42 лет. Третьи скомбинировали эти версии. Кто-то счёл Жанну эпилептичкой, гермафродитом или переодетым мужчиной. Конспирологи приплели к сюжету борьбу ушедших в подполье тамплиеров и приората Сионского. Новохронологи отождествили Жанну с библейской Деборой. Кинорежиссёры наделили её вариантами внешности в диапазоне от Инны Чуриковой до Милы Йoвович.


                                                                                                * * * * * * * * * * * *

  Я не знаю, насколько дошедшая до нас история жизни Жанны Девы, никогда не называвшей себя д'Арк, соответствует действительности.

  Я ничего не буду говорить по поводу широты интересов пастушки из Домреми, написавшей богемским гуситам письмо с угрозами  пойти на них войной, если они не вернутся в лоно церкви. .

  Я не берусь судить, перешёл ли её соратник Жиль де Рэ, известный как Синяя Борода, со страниц истории в страшную сказку или наоборот.

  Я не могу комментировать показания герцога Алансона, страница за страницей рассказывающего, как она пророчествовала, и как её пророчества тут же сбывались, и как она командовала войсками, будто 20 или 30 лет была капитаном, и как солдаты, рядом с которыми она спала в поле на соломе, не испытывали к ней никаких чувств, кроме неземного благоговения.

  Мне не хочется подходить к этой истории с обычными мерками.  Даже если бы мне сказали, что  Жанну Деву сопровождал Единорог - что с того? В сюжете с Принцем, Свиньёй и Синей Бородой Единорог вполне уместен. Традиция предписывает девам приручать единорогов.

  И потом, мне  импонируют  жаннины афоризмы. Она разговаривала афоризмами, достойными древних мудрецов. Например, протоколы фиксируют такое её изречение:

  "Мне ничего не известно о любви или ненависти Бога к англичанам и о том, что он сделает с их душами, но я знаю, что они будут изгнаны с нашей земли, кроме тех, кто найдёт в ней смерть".
 

 

Tags: falsificatum, manuscriptorium
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments