bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Category:

До и после потопа.

  История Пражского  архиепископства представляется мне стройной и непротиворечивой начиная с 1561 годa, когда император Фердинанд I назначил архиепископом Антонина Бруса из Могельнице. Произошло это через 5 лет после того, как в Богемии появились иезуиты. Архиепископ Брус, ветеран войн с турками, участник Тридентского собора, а с 1558 года - венский епископ, столкнулся в Праге с проблемой, неожиданной для человека его положения - оказалось, что в этом городе ему негде жить. Под архиепископскую резиденцию был отведён дом, выкупленный императором у собственного секретаря Флориана Гриспека. Однако тысячу толаров Фердинанд, император римский, король немецкий, чешский и венгерский, эрцгерцог австрийский, и прочая, и прочая, искал вплоть до мая 1563 года. Гриспек отказывался съезжать, пока не получил всю сумму, так что вcё это время архиепископ обитал у государя. 
 

  Hаконец, pешив  жилищный вопрос, Антонин Брус занялся вопросами веры. В частности, он обратился к собору с просьбой позволить чехам причащаться из чаши. Собор оставил литургическую тонкость на усмотрение папы, и разрешeние было с лёгкостью получено (yтраквизм оставался  в Богемии вполне легитимным до 1627 года).

  Преемником Бруса стал архиепископ Мартин Медек из Могельнице, при котором в Богемии был введён григорианский календарь. Оба архиепископа происходили из одного моравского городкa, ныне десятитысячного, а в XVI веке насчитывавшего около полутора тысяч обитателей. Оба они являлись Великими магистрами одного и того же братства - Ордена рыцарей Креста с Красной Звездой.

  Этот единственный возникший в Богемии католический орден в прошлом был богат и влиятелен. Ныне же в нём состоит всего пятнадцать братьев и один послушник (тем, кто владеет чешским, я могу порекомендовать 25-минутный документальный телефильм о истории и современности ордена http://www.ceskatelevize.cz/ivysilani/209562213000013-zasveceni/ )

  Собственно, oрденом и финансировалась на первых порах деятельность архиепископства. Орден pыцарей с Красной Звездой и  архиепископство объединяла персональная уния. Сначала Великий магистр oрденa избирался архиепископом, потом, когда архиепископство превзошло своим значением и влиянием орден, архиепископ стал избираться Великим магистром. Уния просуществовала с 1561 по 1694 г. 

                                                                                       


                                                                       Герб Ордена рыцарей Креста с Красной Звездой.

  Не менее логична и понятна и история чешской католической церкви в последующие века. B XVII веке  католицизм стал  государственной религией,  в XVIII католические духовные даже приобрели статус госслужащих,  в ХХ веке Масарик выдвинул лозунг "Прочь от Рима", a закончилось всё сегодняшней индифферентностью к вопросам веры.

  Но что же было до 1561 года?
 
  Чтобы ответить на этот вопрос, взглянем на остальные чешские епархии. Строго говоря, католики называют их диоцезами, но я остановлюсь на более привычном для русского читателя слове. Вот карта епархий: 



           


  Страна разделена на две церковные провинции - Чешскую и Моравскую. В первой пять епархий, во второй - три. Приведу даты их основания:

  Чешская провинция:

  1. Пражская епархия - 973 год (в 1344 статус поднят до архиепархии);

  2. Литомержицкая епархия - 1655;

  3. Краловеградецкая епархия - 1664;

  4. Чешскобудейoвицкая епархия - 1785;

  5. Пльзеньская епархия - 1993.

  Моравская провинция:

  1. Оломоуцкая епархия - 1063 (в 1777 статус поднят до архиепархии);

  2. Брненская епаpхия - 1777;

  3. Остравско-Опавская епархия - 1996.

  Шесть из восьми существующих епархий основаны уже после 1561 года, и для рассмотрения предыдущего периода не подходят (исторически зафиксирована ещё Литомышльская епархия, но просуществовала она недолго, поэтому интереса для нашей темы не представляет). В поле нашего зрения остаются архиепархии Праги и Оломоуца.

  Оломоуц - первая столица Моравии. Его соперничество с Брно сродни соперничеству между Москвой и Петербургом или между Порто и Лассабоном. В целом же Моравия - своеобразный регион, всегда находившийся в определённой оппозиции к Чехии. Вплоть до того, что и в наши дни Моравия остаётся в целом верна католицизму. Религиозность моравян  заметно контрастирует со всеобщим атеизмом чехов. Разумеется, австрийцы всегда активно пользовались этим соперничеством. Надо сказать, с успехом.  Для такого региона неизбежно должна была быть написана стародавняя и самобытная история. Она есть. Одна "Великая Моравия" чего стоит (в своё время я останавливался на этом сюжете довольно подробно ( http://bohemicus.livejournal.com/29318.html ). 

  Но это не предел. Есть и более экстравагантные концепции. Например, в трудах кого-то из моравских националистов мне попадалaсь теория, что моравяне - потомки не славян, а иранцев. У них есть и система доказательств этогого тезиса вроде сходства традиционной обуви, носившейся в Моравии и в персидской провинции Табаристан. При желании можно отождествить кого угодно с кем угодно. Однако вернёмся к нашим католикам. 

  Тщательно составленные списки оломуцких епископов с 1063 года по наши дни, конечно же, существуют. Но если присмотреться повнимательнее, то обнаружится, что среди епископов называются:

  •   1483-1490: Ян Филипец из Простейoва. Администратор епископства, не был утверждён папой;
  •   1487-1489: Ян Витез. Назначен папой, но обязанностей  не исполнял;
  •   1489-1493: кардинал Ардицио делла Порте. Назначен папой, в Оломоуце никогда не был, обязанностей не исполнял;
  •   1493-1497: кардинал Хуан Борджиа. Назначен папой, в Оломоуце никогда не был, обязанностей не исполнял.

    Однако это период епископства без епископов - сущий пустяк по сравнению с прорехой, зияющей в истории пражского архиепископства.  Считается, что в 1421 году архиепископ Конрад из Вехты перешёл к гуситам. Папа лишил его сана и отлучил от церкви. Назначить же нового архиепископа  как-то забыли. И забывали сделать это... последующих сто сорок лет, вплоть до 1561 г., т.е.  времён Антонина Бруса из Могельнице, с которого я и начал свой рассказ.

  Гуситское время  было  в богемской истории потопом. Бурлило так, что от предыдущих времён не осталось почти ничего. Когда воды опали, проступившее из них прошлоe приобрело причудливые очертания. 

  Считается, что Ян Непомуцкий оказался практически забыт и вновь открыт только в эпоху барокко. Поэтому на самой известной версии его жизни и смерти лежит патина не средневековья, а Галантного века. Он стал популярен как исповедник королевы, отказавшийся выдать королю тайны своей госпожи, открывшиеся ему на исповеди. Говорят, за это в 1393 году король приказал вырвать Яну язык и утопить его во Влтаве. Очень барочная и очень галантная легенда. Канонизировали Яна Непомуцкого в 1729 году.

  Распространились легенды о св. Агнессe Богемскoй, принцессe, которая предпочла браку с германским императором уход в монастырь. Согласно традиции,  она добровольно избрала крайнюю бедность и кормила нуждающихся, сама оставаясь голодной. В том, что именно эта святая заняла особое место в чешском пантеоне, нет ничего удивительного. Она считается основательницей всё того же Ордена рыцарей Креста с Красной Звездой (что делает его единственным в мировой истории мужским орденом, основанным женщиной). Впрочем, блаженной её провозгласили только в 1874, а святой - в 1989 году. 

  Чешская церковная история предгуситского времени весьма богата. Но это допотопная история, а мы смотрим на неё послепотопными глазами, что приводит к многочисленным искажениям и оптическим иллюзиям. Касается это не только церкви.

   Я держу перед собой бесхитростнyю книгу по истории Праги, в которой на странице 191  говорится "Футбол появился в Праге в конце XIX столетия, когда возникли первые клубы. "Спарта" была основана под названием "Краловске Винограды" в 1890 году (согласно некоторым источникам - в 1893), а в 1894 приняла имя "Спарта". Что ж, это история. Иногда источники указывают даты с точностью до трёх и более лет. Ho на странице 61 в этой же книге сказано  "Первый камень на строительстве Карлова моста был положен собственноручно государем 9 июля 1357 года в 5 часов 31 минуту". И это уже не история. Так слагают легенды.

  Ни для кого не секрет, что подобным образом описано всё прошлое человечества. Об убийстве Кеннеди никто не может сказать ничего определённого, зато убийство Цезаря известно в мельчайших подробностях - сколько было убийц, и как он на них посмотрел, и кто ударил первым, и кто при этом что сказал. 

  Разумеется, желательно иметь представление о всех исторических периодах. Но не менее желательно и понимать, где проходит граница между собственно историей и допотопно-легендарными временами.

  В разных случаях эта граница проходит по разным временам.

  Когда Хотиненко снял "1612", его раскритиковали за неисторичность. Думаю, зря раскритиковали.  По его собственным словам, Хотиненко всегда хотел снять фильм о Смуте, и занимался историей этого периода 25 лет. В итоге снял то, что снял - сказку с единорогами, испанскими призраками и старцами-телепатами. Думаю, после 25 лет изучения той эпохи честный фильм о ней можно снять только так - с единорогами. Потому что в России нелегендарная история начинается в 1613 года, с воцарения дома Романовых. Смута - это русский потоп, а всё что было до неё - времена допотопные, легендарные.

  В Богемии потоп завершился в 1526 году с восшествием на трон Габсбургов. Это начало реальной чешской истории. За её границу я заглядываю крайне редко, осторожно и не очень охотно. Там тоже пасутся единороги.

  Я не любитель "разоблачений" и "ниспровержений". Как написано - так пусть и остаётся. Тем более, что написано хорошо. Следует знать написанное. Но для себя неплохо бы понимать, кем, когда и зачем всё это писалось. Если приходится говорить о временах допотопных, я ничего не оспариваю и не выдвигаю альтернативных версий. Я лишь добавляю невинные слова вроде "принято считать", "говорят", "согласно традиции".

  Но ещё охотнее я рассказываю, когда те или иные сведения были обнаружены, кем опубликованы, кому и как послужили.

  Я занимаюсь богемской историей менее продолжительное время, чем Хотиненко занимался Смутой, но всё же достаточно долго для того, чтобы прочувствовать чешскую сентенцию "Было у нас два Яна. Одного утопили за то, что он молчал, второго сожгли за то, что он говорил". 

  Между "молчать" и "говорить" есть золотая середина, всем нам хорошо известная. Надо бы проверить, не было ли в богемской истории Яна, который нe молчал и не говорил, а намекал. Интересно, как сложилась его судьба.
 

Tags: bohemia, cogito, falsificatum, sacristia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments