bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

Лабиринт "Коменского".


  В ходе сбора материалa для заметки о Яне Амосе Коменском с её названием произошло одно небольшое, но принципиальное изменение. Сначала пост должен был называться "Лабиринт" Коменского. Но в итоге превратился в Лабиринт "Коменского".

  "Коменский" - это отнюдь не фамилия основоположника научной педагогики, а лишь имя, которым он подписывался в определённый период жизни. В другие периоды Ян Амос бывал Нивницким или Угерскобродским (впрочем, и Амосом он был не всегда).
 

  Такие прозвища в то время указывали на место рождения их обладателя. Чтобы разрешить противоречия в многочисленных именах моего героя, договорились считать, что его отец Мартин был уроженцем Комни, получившим гражданство в Угерском Броде и работавшим мельником в Нивнице. Однако ни одно из этих мест не может безусловно считаться родиной самого Яна. За право называться его отчизной спорят пятнадцать различных населённых пунктов, так что по этому показателю он вдвое превзошёл Гомера. Все пятнадцать мест находятся в Моравии, и появление Коменского на свет в маркграфстве Моравском не оспаривается никем. Это характерно для всей чешской истории - рeлигиозные деятели по большей части приходили в Богемию из Моравии. Сам же он, подписываясь именами Comenius, Nivnicensis или Hunnobrodensis, неизменно добавлял Moravus.

  Интересно, что фамилия крупнейшего чешского мыслителя предбелогорской эры известна, но её чехи не очень любят вспоминать. Фамилия эта - Сегеш. Она венгерская. Считается, что дед Коменского переселился в Моравию из Верхней Венгрии, как называлась в то время будущая Словакия.

  Дата рождения Яна Сегешa, в отличие от многих других обстоятельств его жизни, сомнений не вызывает - 1592 год. Его родители были довольно состоятельны, но рано умерли, и в 12 лет Ян остался круглым сиротой. Его образованием и воспитанием занялась община.

  Роль Моравии в истории религии часто недооценивается. Это один из крупнейших в Европе ценров религиозной мысли. Восстановить полную картину происходивших там событий непросто, и я не уверен, что их детальная реконструкция вообще возможна. Но нет сомнений, что религиозная жизнь в Моравии буквально бурлила.  Eсли кто-нибудь окажется в состоянии не то что изложить доктрины или описать взаимотношения всех существовавших там групп, но хотя бы просто перечислить их, я пожму ему руку. В 1596 году папский нунций посетил Моравию и насчитал там семьдесят ересей и  сект.

  Католики составляли в то время не более 10% населения королевства Богемского и маркграфства Моравского. Остальных принято называть протестантами, но, скажем, доктрину социниан, бывших антитринитариями и отрицателями божественной природы Христа, вообще трудно считать безусловно христианской. Лютеране враждовали с кальвинистами, новоутраквисты отличались от староутраквистов, чешские братья считались преемниками гуситов, но не гуситами. Вплоть до 1609 года чешские братья находились на нелегальном положении, что не мешало им устраивать сожжения социнианских книг. Ирeнисты призывали ко всеобщему миру, а юнионисты - ко всеобщему объединению, но  и те и другие лишь умножили число мелких сект.

  Ян (в то время ещё Сегеш) с рождения принадлежал к общине чешских братьев (они же богемские братья, моравские братья, церковь Моравии, Братское Единение, Unitas Fratrum и т.д.). Это было одно из крупнейших религиозных объединений в стране, насчитывавшее до 10% населения (т.е. равнoe по численности католикам)

   В 1579-1594 годах в Кралице чешские братья издали в шести томах собственный перевод библии, и переиздали егo в 1596 и 1613 годах. Кралицкая библия (в редакции 1613 года) до сего дня остаётся самым популярным чешским переводом Писания. Интересно, что кралицкий перевод и сейчас в принципе понятен русскоязычному читателю. Вот его первые строки:

  "Na počátku stvořil Bůh nebe a zemi. Země pak byla nesličná a pustá, a tma byla nad propastí, a Duch Boží vznášel se nad vodami. I řekl Bůh: Buď světlo! I bylo světlo."

  Проблемой всех моравских протестантов, помимо неспособности к объединению, была жёсткая конкуренция со стороны католиков в сфере образования. У католиков была поддержка императорской семьи, у них были университеты, но главное - у них были иезуиты. 

  На уровне среднего образования иезуитским школам могли конкурировать некоторые чешскобратские гимназии, например, в Иванчице. Но высших школ у братьев не было, поэтому свою талантливую молодёжь они посылали учиться в протестантские университеты Германии, Голландии и Швейцарии. Выбор университета зависел от того, чью сторону в лютеранско-кальвинистских спорах в тот или иной момент занимали чешские братья.

  В 1611 году, по окончании школы в Пржерове, Ян Сегеш получил духовное имя - Амос - и был направлен в академию в Хербoрне, куда записался как Нивницкий (Johanus Amos Nivnicensis Moravus). Херборн раполагался в принадлежавшем Оранской династии Нассау, и его называли островком Голландии в Германии. Хотя это заведение не обладало статусом университета, его уровень соответствовал университетскому. Среди преподавателей академии одни провозглашали ирeнизм и юнионизм, а другие - хилиазм. Обе идеи повлияли на всю последующую жизнь нашего героя.

  После Херборна он один семестр отучился в Гейдельберге, где стал свидетелем великолепных празднеств в честь свадьбы Фридриха Пфальцского и Елизаветы Стюарт, дочери английского короля Якова I (брак, важный для последующей судьбы педагога).

  Ещё важнее, что в студенческие годы Нивницкий познакомился с манифестом розенкрейцеров, ставшим как раз в это время общеевропейской сенсацией. Розенкрейцеры провозглаcили, что намерены переустроить мир на принципах всеобщей гармонии и справедливости. Нивицкому стали известны и труды Иоганна Валентина Андреэ (автора легендарной "Химической свадьбы Христиана Розенкрейца"), которого он выбрал примером для подражания.

   


          Иоганн Валентин Андреэ                                                        Самый ранний из существующих портретов Коменского

  Студентом Нивницкий начал писать "Театр всех вещей", произведение, характерное для его творчества как претенциозностью своего названия, так и незавершённостью.

  В 1614 году Нивницкий вернулся в Моравию и в 22 года стал ректором латинской школы. В этом не было ничего необычного. В Херборне любимым преподавателем самого Нивницкого был профессор Альстед, бывший всего на 4 года старше его самого. К 1616 году Нивицкого сочли достаточно зрелым, чтобы он мог стать проповедником.

  Последовало несколько идиллических лет в жизни Нивницкого. С 1609 года чешскобратская церковь была на легальном положении. Нивницкий женился, у него было двое детей. Он успешно проповедовал и писал богословские сочинения с названиями вроде "Послание небу". Между тем чешские сословия избрали своим королём Фридриха Пфальцского. Фридрих и Елизавета приехали в Прагу и короновались.

  Идиллия кончилась в 1621. Протестанты проиграли битву у Белой Горы, и начались репрессии со стороны католиков. Был выписан ордер на арест Нивницкого. Он перешёл на нелегальное положение, но продолжал проповедовать. В подполье Нивницкий получил известие, что его жена и двое маленьких сыновей умерли от эпидемии.

  К тридцати годам Нивницкий потерял всё - свободу вероисповедания, родину, положение, семью. Где-то в то время он написал первую версию философской аллегории "Лабиринт света и рай сердца". С 1623 года Ян Сегеш начал подписывать свои труды именем "Коменский". Видимо, изначально это было связано с конспиративными соображениями, но имя прославилось и закрепилось за своим носителем. Вскоре Comеnius перешёл с чешского языка на латинский. 

                                   (окончание здесь http://bohemicus.livejournal.com/53674.html

Tags: bohemia, manuscriptorium, sacristia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments