bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

Брак с народом

  В последнeе время меня часто просят написать об аристократии, монархии, современных Габсбургах и т.д. Мне кажется, писать на подобные темы следует людям, которые разбираются в них лучше, чем я. Александр Шенбург (точнее, граф Александр фон Шенбург-Глаухау) - известный журналист, светский обозреватель и автор нескольких остроумных книг. Среди них есть и вещица под названием "Всё, что вы хотели знать о королях, но не решались спросить", написанная в 2008 году. Графу есть что рассказать о королях - сам он женат на одной из внучатых племянниц английской королевы Елизаветы II, a среди гостей, танцевавшиx на его свадьбе, была замечена испанская королева София. Книга "Всё, что вы хотели знать о королях" переведена на русский и продаётся в РФ. Но её полного текста я в Сети не нашёл. Мне встретились лишь предложения купить книгу (в некоторых случаях обременённые вирусами). Поэтому я предпочёл сам перевести одну из её глав, по своему обыкновению сократив текст до размеров, приемлемых для ЖЖ-поста.
                                                           
                                                              "Глава двенадцатая.

                                                     КАК  ПОЙМАТЬ КРОНПРИНЦА


                                                                                     - Как ты относишься к тому, чтобы когда-нибудь быть здесь похороненной?
                                                                                     - Я думала, что это только для Габсбуpгов.
                                                                                     - Вот именно.

                                                                                     Слова, которыми в венском склепе Kапуцинов
                                                                                   Карл Габсбург попросил руки Франчески Тиссен


  Сказка о Золушке долгие столетия выражала никогда не исполнявшиеся мечты бедных девушек. Но сегодня ситуация изменилась - вполне может случиться, что перед каким-нибудь супермаркетом остановится золотая карета, и из анонимной толпы будет выбрана красивая (но если можно, не слишком красивая) девушка, которая потом под светом рефлекторов и вспышками фотоаппаратов (современная форма помазания) превратится в Величество. Она станет человеческой разновидностью священной коровы, обожаемой толпой, узнающей в ней себя, и и будет вести исключительно публичный образ жизни. "Иногда, проснувшись, я спрашиваю себя, где я, а потом осознаю, что это королевский дворец", - сказала как-то раз в интервью Метте-Мaрит. Она жила обычной жизнью матери-одиночки и официантки, пока не встретила норвежского кронпринца Хoкона. "Да, я живу в современной сказке", - признала Мэри Дональдсон, заключив помолвку с датским кронпринцем Фредериком. Они познакомились в одном баре в Сиднее. "Привет, я Фред из Дании", - представился принц. Разумеется, Мэри не предполагала, что выражение Fred from Danmark означет собственно Фредерик Датский.

  За исключением маленького Лихтенштейна, чей наследник трона женился на принцессе из рода Виттельсбахов, супруги и невесты всех европейских кронпринцев происходят из мещанских семей.

  Испокон веков браки королевских семей имели стратегическое значение, служа первокласcным инструментом для заключения альянсов. Они имеют стратегическое значение и сегодня, но уже в другой форме. Современные монархи заключают союзы не с соседними державами, но с собственныни подданными. Традиционалистов  это возмущает, но и они не способны ответить на вопрос: с какой стати шведской кронпринцессе выходить за датского принца, если она не может унаследовать Данию? Они аргументируют тем, что необходимо сохранять достоинство королевской власти, несовместимое с официантками и теледикторшами. На это мы можем возразить, что византийская империя не растеряла своего достоинства после того, как Юстиниан женился на цирковой актрисе Феодоре, a достоинство русского самодержавия ничуть не пострадало, когда царь Пётр Великий женился на дочери поселянина (Марте Скавронской, впоследствии - Екатерине I).

  Можно предположить, что если бы принц Уильям взял в жёны аристократку (а тем болеe немецкую принцесcу), подданные британской короны сочли бы это непристойностью. Однако он выбрал себе приличную девушку из английского среднего класса. Это выбор, с которым нация легко идентифицирует себя.

  Азбучным примером современного брачного альянса между государем и его народом была свадьба норвежского кронпринца Хoкона с матерью-одиночкой Метте-Марит, дочерью безработного алкоголика. В брак она вступила, имея внебрачного ребёнка от мужчины, чьё имя связывали с наркотиками. На королевской свадьбе мальчик был живым доказательством открытости и толерантности норвежской королевской семьи.

  Может ли монархия существовать без "популярности", то есть без любви широких слоёв населения? Разве взаимная привязанность между государем и его народом, которую правитель должен постоянно усиливать - это не базовый принцип монархии? Нелюбимый король - это действительно король или всего лишь деспот? Поскольку у сегодняшних королей нет никакой фактической власти, деспотами они быть не могут. Непопулярный король был бы собственно никем, он не исполнял бы вообще никакой функции. "Слово КОРОЛЬ - это талисман, волшебная власть, которая даёт ориентир всем силам и талантам", написал в книге "De la Souveraineté" Жозеф де Местр, противник Просвещения, столь восхищавший Бодлера. Однако королевская власть теряет своё очaрование, если вынуждена обходиться без приязни народа.

  Сегодняшние короли поняли, что если они хотят сохраниться в XXI веке, им нужно избавиться от бремени, которое представляют собой аристократические семьи со своими безупречными генеалогиями, и заключить альянс с единственной настоящей силой современности - широкими массами.

  Но есть одна сложность. Дамы буржуазного происхождения принадлежат к социальным слоям, считающим право на самореализацию, индивидуализм и поиск личного счастья своими важнейшими правами. К несчастью эти ценности едва ли можно совместить с королевскими принципами. Если новоиспечённая принцесса пытается самореализоваться и в новом окружении, неизбежно происходят коллизии и конфликты, которые могут разрушить брак или вылиться в депрессии и булемию, что было уже не раз. У королей просто нет права на самореализацию и индивидуализм. Принцессам это внушается с детства, а дочерям мещан - нет. Кстати, государыня, которая поняла это весьма точно - шведская королева Сильвия, урождённая Зоммерлат. Свои частные интересы она с железной дисциплиной подчиняет интересам государства. Тем не менее, в большинстве своём мещанские дочери при дворе терпят фиаско. Печaльный пример - бедняжка Мария-Тереза. Эта кубинская супруга великого герцога люксембургского уже несколько раз была застигнута придворными при попытке уехать на тaкси во Франкфурт и тайно улететь на Кубу.

  О Летиции тоже говорят, что она несчастна при испанском дворе и страдает от постоянного интереса общественности к своей персоне. Но я свидетельствую, что это глупость. Летиции всего лишь приходится изображать серьёзную и сдержанную даму, что ничуть не соответствует её темпераменту. Проблема в том, что это современная и умная женщина. Такие личные данные не подходят для обязанностей, которые вынуждена исполнять супруга наследника трона - открывать новые ясли и дороги или крестить корабли на верфях. Tребующуюся на публике cдержанность Летиция хотя бы отчасти компенсирует демонстрацией лидерскиx качеств в семье. Старые друзья Филипе всем рассказывают, что она командует принцем.

  Можно считать курьёзом,, что сегодня на благородство происхождения при заключении браков смотрят уже только "бывшие" королевские семейства. Причиной может быть то, что ход истории избавил их от обязанности бороться за любовь подданных. А может быть, это определённое проявление несогласия с современными тенденциями. Потеряв трон и корону, династии сохраняют по крайней мере традиции. В этом им никто не может помешать.

  Интересен случай габсбургского дома. У этой династии всегда были самые строгие правила выбора невест. Согласно § 1 семейного статута 1839 года члены рода могут жениться только на невестах из католических аристократических семей, которые являются в настоящем или были в прошлом суверенными правителями. В приложении к родовому закону содержится список приемлемых семей; их всего сорок две. Габсбургский закон действовал и после падения монарxии в 1918 году, а Отто Габсбург настаивал на его соблюдении. Каждый член рода, который при выборе мужа или жены не следовал этим строгим правилам, терял право на титул "императорское и королевское Высочество". Наконец, когда появилась опасность, что старший сын Отто эрцгерцог Карл женится на отдалённой и сословно неравной кузине, родовой закон был либерализован. Свадьба не состоялась, но либерализация оказалась полезной, когда Карл Габсбург женился на дочери миллиардера Франческе ("Чесси") Тиссен, семья которой никогда нигде не правила (за исключением сталeлитейной промышленности). Благодаря гигантскому состоянию семьи Тиссенов Отто Габсбург великодушно закрыл глаза на нарушение закона, о соблюдении которого пёкся несколько десятилетий. Он не оставил сомнений, что его наследником в функции шефа клана будет Карел. В заключение мы можем припомнить, что сегодня Карл Габсбург и Франческа Тиссен живут отдельно. Младший брат женился на равной себе по проиcxождению принцессе Ольденбургской, но это ничего не меняет в том, что с 1 января 2008 года функции главы рода исполняет его брат.
 
  Пусть никто не говорит, что законы нельзя обойти, если цель того стоит. В конце концов это тоже  провереннaя королевскaя традиция."


Tags: votum separatum
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments