bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

Препятствие.

  17 ноября в Чехии государственный праздник - День борьбы за свободу и демократию. Во всём мире это Международный день студентов. Совпадение отнюдь не случайно. Международный студенческий день отмечается в память о чешских борцах за свободу и демократию - пражских студентах, вышедших на Ваславскую площадь 17 ноября 1939 года в знак протеста против нацистской оккупации. Около тысячи двухсот из них было отправлено в концлагеря. Девять студенческих вожаков оккупанты казнили. Пятьдесят лет спустя история повторилась при менее драматических обстоятельствах. 17 ноября 1989 года антиправительствeнная студенческая демонстрация вылилась в столкновения с полицией, переросшие в "бархатную революцию". Коммунистический режим пал.

  В минувший четверг на праздничной церемонии президент Клаус сказал: "Нацисты правильно поняли, что препятствие для порабощения нашего народа - это чешская интеллигенция, которая была тогда - наверное, больше, чем сегодня - стражем нашего национального суверенитета, свободы и демократии."

  Сегодня мне захотелось рассказать об одной чешской интеллигентке, женщине, которая была препятствием на пути и нацистов, и коммунистов.

  Милада Кралова родилась в 1901 году в семье патриотично настроенного пражского торговца. Когда ей было 13, её старший и младший брат умерли в один день от септической лихорадки. Говорят, это на всю жизнь сделало её неравнодушной к чужому горю. Патриотические чувства тоже проявились  у неё довольно рано. В 1918 году во время запрещённoй первомайской демонстрации семнадцатилетняя Кралова бросила солдатам букет цветов. Это была ранняя форма уличных протестных действий, доведённых до совершенства полвека спустя, в эпоху хиппи, когда юные демонстрантки научились вставлять цветы в дула полицейских автоматов.

  За это Миладу исключили из гимназии. Но тут же приняли в другую (я ведь не раз говорил, что Австро-Венгрия была одним из самых гуманных государств в истории).

                                                
                                                     Милада Горакова (урожд. Кралова) в молодости

  После гимназии Милада Кралова хотела изучать медицину. Отец, после смерти двух детей потерявший веру в медицинскую науку, отговорил дочь от приобратения професcии врача. Он убедил её стать юристом. В университете Милада познакомилась с Богуславом Гораком. В 1927 мадмуазель Кралова стала пани Гораковой (она и в историю вошла, как Милада Горакова). Краловы были католической семьёй, а Гораковы - евангелической. Посовещавшись, Краловы перед свадьбой Mилады приняли евангелическую веру.

  В том же году Милада Горакова поступила на службу в Центральное социальное управление Праги, где и проработала до 1939 года.  Горакова занималась социальными вопросами и участвовала в подготовке нескольких законопроектов. Она посетила несколько стран, включая СССР, поэтому иллюзий о советской системе у неё не было.

  В 1929 году Горакова вступила в ряды Национально-социальной партии. Эта старая партия была основанa в 1897 году, раз пять или шесть меняла названия и не имела ничего общего с германским национал-социализмом. Чтобы отличить её членов от национал-социалистов, их обычно называют народными социалистами.

  Кроме того, Милада стала активисткой женского движения, быстро добившись высоких постов в Женском национальном совете. Хотя сама Горакова говорила, что примером во всём ей служила председательница этой организации и основательница чешского женского движения Франтишка Пламинкова, кое в чём обе женщины были противоположностями. Сенатор Пламинкова была типичной феминисткой без личной жизни. Горакова писала: "Пусть женщина идёт на работу по собственному решению, в целях самореализации, а не ради того, чтобы помочь мужу прокормить семью. Её образование должно быть ориентировано нe только на профессиональную деятельность, но и на воспитание детей. Если женщина хочет полностью посвятить себя материнству, необходимo предоставить ей правовое и социальное обеспечение". Типично феминистской такую позицию назвать трудно. У Гораковой была нормальная семья. Cудя по всему, счастливая. В 1933 году она родила дочь Яну.

 В 1939 Горакова вступила в ряды Сопротивления (организация "Останемся верными"). Она действовала без фанатизма, но решительно. Милада не участвовала в эффектных боевых акциях. Она укрывала людей, скрывавшихся перед гестапо, и создавала подпольную сеть из бывших участниц запрещённого женского движения.

  Её арестовали вместе с мужем в августе 1940 года. Первые два года держали в Праге. На допросах Горакова симулировала обмороки, и недоверчивый следователь проверял её состояние, втыкая ей иголки в руку. Следующие два года она провела в Терезине, где вновь встретила Франтишку Пламинкову (Пламинкову, писавшую Гитлеру обличительные письма, немцы казнили в 1942).

  Наконец, в 1944 году в Дрездене состоялся суд на Миладой Гораковой. Прокурор требовал для неё смертной казни. Суд дал ей восемь лет. Гестапо сочло, что это мало, и добивалось повторного процесса. Но до него дело не дошло. В апреле 1945 года Горакову, находившуюся в женской тюрьме под Мюнхеном, освободили американцы.

  К началу войны Горакова была социальным работником. К концу стала политиком. После освобождения она заменила погибшую Пламинкову на посту председательницы Чехословацкого Совета женщин, возглавила заграничный комитет Национально-социальной партии, стала вице-председателем Союза политзаключённых и приняла предложение президента Бенеша стать депутатом Временного национального собрания.

        

   1945 год. Милада Горакова и Ян Масарик на церемонии памяти жертв Терезинского лагеря, в котором Горакова провела два года.

  В 1946 она была избрана депутатом парламента от Будейoвицкого края. Между тем коммунисты уже начинали выдавливать из политики все конкурирующие силы. Гораковой не раз предлагали перейти в компартию. Она отказывалась. 

  В феврале 1948, во время коммунистического переворота, Горакова пыталась созвать заседание парламента в надежде остановить красных. Ей это не удалось. В течение нескольких дней победившая сторона лишила её всех постов и функций. От последнего из них - депутатского мандата - Горакова сама демонстративно отказалась 10 марта 1948 года. По стечению обстоятельства в тот же день не стало Яна Масарика, гибель которого до сих не удалось однозначно объяснить.

  Горакова планировала эмиграцию. Но оттягивала отъезд, надеясь успеть ещё что-то сделать на родине. В одном из последних писем друзьям в Америку она писала: "Я надеюсь, что всё ещё могу исполнять свою задачу здесь. Молитесь за меня, чтобы я вовремя почувствовала, когда продолжать дальше станет уже невозможно".

   В стране начинались политические судебные процессы, проводившиеся при участии советников из страны Советов (в чeшском языке они получили хорошее название - монстрпроцессы). Гораковoй не удалось pаспознать последний момент, когда ещё можно было уехать.

  Её арестовали 27 сентября 1949 года. На одном из допросов она сказала: "Наша, т.е. и моя политика - это политика социально ориентириванной парламенстской демократии, которая не отдаёт первенство рабочему классу и отвергает классовую борьбу. Мы нацию на классы не делим".

  Монстрпроцесс её группы проходил по обычному советско-азиатскому сценарию. Тринадцать обвиняемых (восемь народных социалистов, два социал-демократа, два члена национальной партии и один троцкист). Обвинения в подготовке путча и террористических актов и в шпионаже в пользу четырёх держав (включая Югославию - всё же 1950 год на дворе). Шесть тысяч триста петиций от трудящихся с требованием смерти для "кровавых псов". Четыре смертных приговора, четыре пожизненных срока, пять сроков от 15 до 20 лет.

  Среди осуждённых к смерти была и Милада Горакова. В защиту Гораковой выступили Альберт Эйнштейн, Бертран Рассел, Уинстон Черчилль, Элеонора Рузвельт. Тщетно. Её повесили во дворе Панкрацкой тюрьмы 27 июня 1950 года. В протоколе записаны её последние слова: "Я проиграла этот бой и ухожу с честью. Я люблю эту страну и этот народ. Добейтесь для него благополучия. Я ухожу без ненависти к вам."

                                          
   Символическая могила Милады Гораковой. Казнь была проведена так некомпетентно, что шейные позвонки Гораковой не переломились, и женщина пятнадцать минут умирала на виселице. Её тело было сожжено. Судьба пепла неизвестна.

  В общей сложности за время существования коммунистического режима в Чехословакии по политическим мотивам было осуждено свыше 200 тысяч человек. Около четырёx с половиной тысяч из них погибло.

  Казнено по политическим мотивам было 248 человек - 247 мужчин и пани Милада Горакова.

  Её имя стало символом жертв коммунистического террора.

  Горакова была далеко не единственной, кто участвовал и во Втором, и в Третьем Сопротивлении. О некоторых из тех, кто вёл эту борьбу с оружием в руках, я рассказывал в постах Портрет четвёртый. Цтирад и Йoсеф, сыновья офицера. и Тот третий. . К сказанному в них могу добавить, что 13 августа этого года в Кливленде скончался 81-летний Цтирад Машин. Последним живым символом Сопротивления остался его брат Йoсеф Машин. Человек, отец которого был казнён гестапо, а мать умерла в коммунистической тюрьме. В частной жизни семья Машинов дружилa с Миладой Гораковой.

                                            

Tags: bohemia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →