bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Category:

Boemi a Vero eretico.

  Первого июля 1918 года в газете "Popolo d'Italia" была опубликована статья под названием "Boemia". В ней говорилось:

  "Нет ничего удивительного в том, что чехословацкие отряды держатся с таким мужеством. Boemi (а под этим общим именем мы подразумеваем всех уроженцев Богемии, Силезии, Словакии и Моравии), вероятно, самые лучшие солдаты на свете. Итальянцам известны деяния чехословаков во Франции и в России. Последнее наступление Керенского было наступлением чехословаков, и их героизм был восхитителен, хотя и избыточен. Эта нация воинов сохранила свои качества времён Гуса и Жижки. Она не сложит оружия, пока не добьётся свободы. Где в древней или новой истории мы найдём что-нибудь сопоставимое по благородному трагизму с походом чехословаков, желавших вернуться в Европу, чтобы воевать, через всю Сибирь до Владивостока? Исход через континенты и океаны вооружённого народа, который хочет найти и отвоевать своё Отечествo, достигает нечеловеческого величия."  

  Этот отрывок интересен по многим причинам.



  Во-первых, в нём содержится любопытная оценка боевых качеств чехословацких легионеров. На стилистику статьи можно не обращать внимания. Она не воспринимается нами по той же причине, по которой песни Рудольфа Валентино сегодня не стали бы хитами, а натурщицы Рубенса не добились бы успеха в модельном бизнесе. У нашей эпохи другой вкус - мы не так любим сладкое.. Но стиль стилем, а чехи действительно хорошие солдаты. Если они решают, что им есть, за что сражаться, то снимают швейковскую маску и сражаются всерьёз.

  Во-вторых, автор использует для обозначения чехов термин boemi. Меня не раз спрашивали, когда на Западе распространилось понятие "чехи". Именно тогда - во время Первой мировой войны. Это было связано с образованием во Франции Чехословацкого национального совета (Conseil National Tchécoslovaque), издававшего журнал "La Nation Tchèque", и формированием Чехословацкого легиона. До этого на Западе в ходу было имя "богемцы", а слово "чехи" считалось такой экзотикой, что не существовало даже общепринятых правил его написания. В момент написания статьи в итальянском языке ещё не утвердилось современное прилагательное  ceco-slovacco, и автор называл легион czeco-slovacco. В целом же он ещё предпочитал вариант boemo.

  А в-третьих, интересен сам автор "Боэмии". Это был яркий публицист, организатор стачек сельскохозяственных рабочих и протестов против ливийской военной кампании 1911 года (в 1911, как и в 2011, европейцы вели в Ливии колониальную войну). Радикальный социалист, близкий к анархистам. Потомственный левый. Звали его Бенито Муссолини.

  СПРАВКА: Муссолини, Бенито Амилькаре Андреа (1883-1945). Родился в бедной семье с богатой  революционной традицией. Первое имя получил в честь мeксиканского революционера Бенито Хуареса, второе и третье - в честь Амилькаре Киприани и Андреа Косты, итальянских революционеров из провинции Романья. Отец Бенито, Алессандро Гаспаре Муссолини (1854-1910), ученик Бакунина, был кузнецом и активным членом итальянской социалистической партии. В 1874 году он попал в тюрьму за участие в революционном движении. Дед Бенито, Луиджи Агостиньо Муссолини (1934-1908), за то же самое сидел в тюрьме папского государства. Мать Бенито, Роза (1858-1905), урождённая Мальтони, была учительницей в начальной школе. В отличие от революционного и антиклерикального супруга, она слыла ревностной католичкой. Младшего брата Бенито назвали Арнальдo - в честь религиозного реформатора Арнольда Брешианского.

                      

                                                   Бенито Мусссолини в молодости

 
  По воле матери Муссолини отдали в католическую школу. Учащиеся делились на три группы в соответствии со своим достатком. Группы питались отдельно, получая пищу неодинакового качества. Муссолини был в группе самых бедных. Тридцать лет спустя в одном интервью он сказал, что вполне мог удовлетвориться хлебом, в котором попадались запечённые муравьи, но не мог смириться с самим фактом разделения детей по социальным признакам.

  В одиннадцатилетнем возрасте Бенито исключили из учебного заведения за то, что он ударил старшеклассника ножом. Впоследствии он продолжил учёбу в светской школе. В какой-то момент будущему великому человеку грозило исключение и оттуда (никаких сюрпризов, он ударил ножом одноклассника), однако его матери удалось как-то замять дело, и он благополучно доучился, став преподавателем в начальной школе.

  В январе 1901 года имя Муссолини впервые попало в газеты. Молодой учитель выступил с речью по случаю смерти Джузеппе Верди, и два социалистических издания написали об этом, охарактеризовав нашего героя, как отличного оратора. В декабре того же года был впервые издан текст самого Муссолини. В статье, называвшейся "Русский роман", автор отмечал социальную и эмоциональную направленность русской литературы.

  В 1902 году Муссолини уехал в Швейцарию. Его эмиграция не носила ни политического, ни экономического характера. Она была, если мне позволят так выразиться, адюльтерной - у нашего героя завязался роман с замужней женщиной, что вызвало скандал. Впрочем, некоторые считают, что Муссолини просто уклонялся от службы в армии.

  Уезжал он, храня на груди свой талисман - медальон с портретом Маркса.

  В Швейцарии Муссолини работал каменщиком (не в ложе, а всего лишь на стройке), и временами оказывался без средств к существованию и без крыши над головой. Однако социалисты заметили талантливого молодого человека, и его судьба изменилась к лучшему. Вскоре он уже был профсоюзным деятелем и публицистом, печaтавшимся в бесчисленных левых изданиях - от миланского еженедельника "L'Avanguardia Socialista" до издавашейся в Нью-Йoрке газеты "Il Proletario".

  К 1913 году Муссолини был одним из руководителей социалистической партии и известным публицистом. В то время издавалась серия книг "Мученики свободного мышления", представлявшая собой биографические очерки о таких людях, как Джордано Бруно, Джироламо Савонарола, фра Дольчино, Галилео Галилей и т.д. Седьмую книгу эдиции написал Муссолини. Она называлась "Giovanni Huss il Veridico" - "Ян Гус Правдивый".

                             

                                  Бенито Муссолини во времена написания "Яна Гуса".

  Итальянские левые были антиклерикалами. Муссолини выделялся радикализмом даже на их фоне. В этом он тоже следовал семейной традиции. Пока Муссолини пребывал в Швейцарии, его отца арестовали за срыв выборов - он устроил потасовку с клерикалами на избирательнопм участке.

  Сам Муссолини был бескомпромиссным атеистом. Он называл католиков бледными тенями средневековья и позором человечества, а церковь сравнивал с туберкулёзной палочкой. Христианство он считал абсолютно аморальным мошенничеством.  Муссолини видел единственный смысл религии в порабощении трудящихся, за освобождение которых боролся. В ходе одной полемики он мелодраматичным жестом достал часы и заявил, что даёт Богу десять минут на доказательство своего существования.

  В антиклерикальном духе выдержана и его книга о Яне Гусе. Я читал эту вещицу. Она представляет собой компиляцию чужих работ, и если рассматривать её как источник по истории гуситства, то в ней нет никакой ценности (автор то и дело путает чешские имена, допускает неточности в датах и т.д.). Существует легенда, что материалы для книги о Гусе Муссолини получил от Ярослава Гашека. Впрочем, гипотезу об их встрече невозможно подтвердить. Но чтение "Яна Гуса Правдивого" имеет смысл для тех, кто хочет поближе познакомиться с личностью самого Муссолини.

  В Яне Гусе Муссолини видел прежде всего еретика, и в этом духе прославлял его, не забывая при этом хулить церковь.

  Он писал:

  "Гуситское еретическое движение складывается из двух неотделимых элементов: религии и национализма. У обоих были социальные и социалистические атрибуты. Предшественники сформировали и подготовили их. Наконец приходит человек, который объединяет все устремления и надежды, сосредотачивает все усилия по религиозному и нравственному освобождению. Это Ян Гус, Человек Правды. Римская церковь защищается. Еретик, пойманный в её позорную ловушку, восходит на костёр. Его учение облагораживается его мученичеством. Число и сила его сторонников растут. Потом они разделяются на секты. Монолитная ересь раскалывается и приходит в упадок. Справа утраквизм, слева таборизм. Фанатизм доводит гуситскую ересь до варварских крайностей, в которых прежде упрекались католики. Религиозная война изнуряет противников и заканчивается базельским компромиссом. Ересь убита политической партией.  В действительности таборитство - движение социально-политическое, а не религиозное.

  Но Богемия не напрасно пережила еретическую бурю. Благодаря жертве Гуса и гражданской войне гуситское мышление переходит богемские границы, проникает в Германию и готовит здесь бунт Лютера. Еретические движения в Центральной Европе порождают Реформацию.

  История постепенного освобождения рода людского от оков догматического мышления непрерывно длится из века в век."

  Название книги "Giovanni Huss il Veridico" переводится по-разному - "Ян Гус Правдивый", "Ян Гус Правдолюб", "Ян Гус, Человек Правды". При переводе теряется игра слов, к которой прибег автор. В тот период он чaсто подписывался одним из своих любимых псевдонимов, Vero eretico - "Настоящий еретик".

  Через год с небольшим после издания "Человека Правды" Наcтоящий еретик разошёлся с социалистами и встал на милитаристские позиции.

  Через пять лет написал статью "Boemia", с рассказа о которой я начал этот пост.

  Через девять лет предпринял поход на Рим и взял власть в свои руки.

  Через тринадцать лет был удостоен высшей награды Чехословакии - Ордена Белого льва I степени.

  Через шестнадцать лет заключил конкордат с Ватиканом.

  Через двадцать пять лет подписал Мюнхенский договор, означавший ликвидацию чехословацкой Первой республики.

   Через тридцать два года был повешен вниз головой.




                     
Tags: bohemia, sacristia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 103 comments