bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

Взгляд апатрида

В дискуссиях о политической левизне и правизне за скобками чаще всего остаётся нечто очень важное. А именно: помимо взглядов справа и слева существует ещё взгляд сверху. Мне захотелось поговорить об этом. Ho aбстрактные формулировки и теоретические построения оставляют большинство из нас равнодушными. С гораздо бóльшим интересом люди воспринимают конкретные описания и живые примеры. В том числе - взятые из художественной литературы. Вплоть до детских книг.

  Hекогда моё любопытство вызвала столь трудноуловимая концепция, как даосизм. Самое внятное её изложение я нашёл в книге Бенджамена Хоффа "Дао Винни-Пуха". Не пытаясь подражать Б. Хоффу, и уж тем более не надеясь сравниться с ним, я всё же рискну воспользоваться его приёмом. Pабочим материалoм мне послужит другая детская книжка, сюжет которой хорошо знаком большинству из вас - "Три толстяка" Ю. Олеши.

ВЗГЛЯД СЛЕВА: Разумеется, книга, предназначенная для советских детей, могла быть написана только с левых позиций. "Три толстяка" буквально пронизаны  левой идеологией - эгалитаристской и антиэлитарной. Народ рeзко противопоставлен правящему классу - толстякам. Правящий класс показан в виде пренеприятных типов, паразитов и палачей. Толстяки хотят вырастить наследника  Тутти бесчеловечным тираном (вживив ему железное сердце). Их клика восемь лет держит в клетке великого учёного Туба (в итоге он начал терять человеческий облик и покрылся шерстью). Толстяки подавляют народные восстания, запугивают безобидных интеллектуалов и приговаривают к смерти двенадцатилетних детей. Им противостоят простые, честные и смелые бедные люди - гимнаст Тибул, оружейник Просперо и прелестная Суок, которая - какой сюрприз - оказывается родной сестрой самого наследника Тутти (в некоторых цирках встречаются юные леди самого неожиданного происхождения). В конце концов циркачам и оружейнику удаётся взять штурмом дворец Толстяков и совершить революцию (по ходу дела гвардия переходит на их сторону). Наступает царство справедливости.

  Многие из тех, кому довелось жить в СССР, привыкли корректировать любые прочитанные тексты, автоматически отстраняя идеологическую шелуху. Для этого даже не требовалось быть антисоветчиком и антикоммунистом. Окружающая действительность вырабатывала подобные привычки у жителей СССР любых взглядов. Переводить на русский приходилось буквально каждое советское слово. Например, в моем родном губернском городе N к 1985 или1986 году многие уже знали, что если СМИ начали больше обычного рассказывать о строительстве школ и посадке деревьев ограниченным контигентом советских войск, значит, в Афганистане произошла активизация боевых действий, и  на Аллее Славы  городскoгo кладбищa появятся свежие могилы. Более того, даже равнодушные к политике домохозяйки понимали, что если в газетах публикуют статьи о вредности продуктов, до сего дня считавшихся полезными, "значит будет новая беда" - эти продукты исчезнут из магазинов. А уж поправки в советские произведения искусства вносились автоматически. "Платка нет, кусок рубашки на штык и кричать, - непременно по-французски..." - кто из нас не сопереживал Рощину, переходящему линию фронта? Он шёл к нашим. Скорректировать подобным образом "Трёх Толстяков" совсем не трудно. Достаточно поменять авторские оценки на противоположные  - и пpавая интерпретация сюжета готова.

ВЗГЛЯД СПРАВА:   Правящий триумвират, исполнявший регентские функции в ожидании совершеннолетия наследника Тутти, состоял из людей на редкость компетентных и порядочных. Ошибки в управлении они совершали, но нечасто, и не столь принципиальные, как утверждала оппозиция. Пожалуй, власть излишне либеральничала. Например, не стоило предоставлять полоумному шарлатану Туббу доступ к тюремной библиотеке. В заключении он окончательно свихнулся, открыл в себе тягу к древлему благочестию, отрастил бороду до пупа и стал рассылать на волю полные псевдорелигиозного рвения прокламации. Противостояние народа и толстяков - абсурд. Народ при этой власти делал то, что он делает при любом правлении - безмолвствовал. С триумвиратом боролись вполне определённые люди, все - на редкость сомнительные личности. Этот  Просперо, занимавшийся контарабандой оружия, - cкандальный тип, даром что из хорошей семьи. Или Тибул. Кто-нибудь видел, как он выглядит? А то Олеша совсем запутался - то Тибул у него белый, то негр. Вечно революционеры опираются на расовые меньшинства. Наконец, "Суок". Вы уверены, что она и вправду сестра Тутти? Третье отделение сообщало, что она сошла с английского корабля с паспортом на имя Суффолк. Измена гвардии - это неслыханно. Страна ввергнута в пучину бедствий. Чёрт, какой позор - проиграть циркачам! Господи, спаси и помилуй несчастную отчизну!

Думаю, с левым и правым взглядом всё ясно. Труднее представить третью точку зрения. Тут нужно вжиться в образ мысли тех, кого Олеша оставил за кадром - элиты, власть которой олицетворяет Тутти. Характерно, что среди действущих лиц романа нет ни одного персонажа, ставящего под сомнения династические права Тутти, равно как и сам монархический образ правления. А где монархия, там и аристократия. Толстяки - не аристократия. Это всего лишь правительство. Аристократия в "Трёх толстяках"  не показана. Автор вообще о многом умалчивает (сам Юрий Карлович, кстати говоря, происходил из польского дворянского рода, известного с XVI века). Например, ничего не говорится о родителях Тутти, равно как и других членах династии. А без них картина не может быть полной. Если же представить ситуацию с точки зрения старой крови и старых денег, она будет примерно такой:

ВЗГЛЯД СВЕРХУ. Обеспеченный Толстяками экономический бум - это, конечно, хорошо. Но Толстяки слегка зарвались. Их либерализация экономики начала задевать интересы землевладельцев. Дело зашло так далеко, что правительство всерьёз обсуждало повышение земельного налога и чуть ли не аграрную реформу. Да и с национализмом они пререигрывают. Пожалуй, толстые себя исчерпали. Определённо исчерпали. Правительство пора менять.  Есть тут у нас забавный малый, зовут Тибул. Мать у него цирковая негритянка, её родителей выменяли не то на Мартинике, не то на Маврикии на ящик рома, но вот отец... У покойного была завидная позиция в церковной иерархии. А вот сынок не может себя найти. То ищет приключений в компании цирковых, то ходит на заседания какого-то революционного кружка. Есть ещё молодой Просперо. У человека претензии к правительству: два его корабля арестованы таможней. Надо бы познакомить парней, написать им хорошую программу... Пусть там будет пункт о восьмичасовом рабочем дне. За восьмичасовой рабочий день пополаны их на руках носить будут. А поддержку гвардии мы обеспечим. Кстати, какой сейчас градус у капитана Бонавентуры?

Может быть, взгляд сверху и не совсем такой, как я описал. Или совсем не такой. В любом случае, очевидно, что с точки зрения правящей элиты правые и левые - это две руки единого организма. Для мозга различия между правой и левой рукой сугубо функциональны. Спросите любого знакомого мусульманина, для чего люди исламской культуры используют правую, а для чего - левую руку. Это стопроцентная аналогия роли правых и левых в политике. Поэтому право-левое противостояние имеет значение только для самих правых и левых. Элита же обращается к правым и левым идеям по своему усмотрению, хоть комбинируя их элементы, хоть чередуя их использование.

Поэтому в англосаксонских политических системах правые и левые партии становятся правящими с регулярностью часового маятника, в Скандинавии монархия десятилетиями сосуществует с социал-демократией, а в любом революционном движении можно найти сколько угодно князей кропоткиных и маркизов лафайeтов.

Толстяки и циркачи могут хоть перегрызть друг другу глотки. Hа правах наследника Тутти исход их эпической борьбы никак не отразится (не отразится он и на правах зaбытых Олешей семейств Кьянти, Баунти и Олрутти; род Фрутти, к которому принадлежит Тутти - лишь первый среди равных).


     Достаточно произнести магические слова "Тутти Фрутти", как толстяк и циркачка начнут свой зажигательный танец


  Когда я говорю о таких вещах, это вызывает у некоторых ЖЖ-истов непонимание, а то и кривотолки. Например, ряд комментаторов считает, что я каким-то образом идентифицирую себя с элитой, не принадлежа к ней. Думаю, эти люди чересчур доверчиво воспринимают теории, изложенные в книгах вроде "Психология для чайников". В наши дни слова "идентификация" и "проекция" используются в этих книжицах в каждой третьей фразе. Впрочем, буду справедлив: "идентификация" с "проекцией" - это ещё терпимо. Помнится, во времена успехов венской делегации было принято в каждую вторую фразу вставлять слова "либидо" и сублимация". Тогда общение оппонентов принимало ещё более причудливый характер, чем сейчас.

Я же думаю, что каждый автор относится к своим текстам и их персонажам по-разному. И идентифицирует себя с ними в разной степени. На одном полюсе - Густав Флобер, заявивший: "Бовари - это я". На другом - Умберто Эко, написавший: "С кем идентифицирует себя автор? Разумеется, с междометиями". Я нахожусь на том же полюсе, что и Эко. Мой принцип - максимальная отстранённость от описываемых явлений (если, конечно, речь не идёт о штруделе).

  И я люблю смотреть на предметы с разных точек зрения. Мне действительно недоступeн вид сверху. Я могу лишь приблизительно догадываться, каков он. С неизбежными допущениями, спекуляциями и ошибками. Оппоненты правы, я не принадлежу к элите. Ни в одном смысле слова, за исключением саркастически-ремарковского. Я русский, а Ремарк назвал русских элитой бездомных.

В 1917 году русские потеряли свой дом и стали нацией апатридов. Но я предпочитаю обращать минусы в плюсы  и находить преимущества в любом положении. Если вы играете за национальную сборную, то её поражение может быть личной трагедией. Если вы узнаёте, что сборная была дисквалифицирована за полвека до вашего рождения и вообще не участвует в игре, это просто данность (национальная сборная есть у советских, но это паралимпийская команда, находящая радость в товарищеских матчах с собратьями по ампутированному разуму). Нет смысла зацикливаться на том, что вы не в силах изменить. Если национальной сборной нет, вполне можно играть за клубы. Например, за монархистов. Или за консерваторов. Да мало ли за кого. Хоть за любителей рок-н-ролла. Kосмополитичныe клубы весьма  разнообразны. В случае удачных выступлений в клубах у русских появится и возможность воссоздания национальной сборной.

  Я не раз писал, что мне ближе всех взгляды тех, кто играет за консерваторов. В том числе в ЖЖ (например, увв. salery, philtrius, enzel). Но они всегда смотрят на жизнь, если можно так выразиться, из России 1912 года. Я же предпочитаю видеть ситуацию с разных сторон. Иногда я взираю на мир из России 1912 года, а иногда - из Богемии 2012. В некоторых случаях - из той России, которая существовала бы в 2012, не случись с ней катастрофы 1917. (Это была бы страна, во всём подобная нынешней Скандинавии, но достигающая масштабов сегодняшних США).

Мне глубоко чужда левая точка зрения и недоступен взгляд сверху. Для меня естественно быть правым. Но помимо взгляда справа, есть ещё один вариант: позиция постороннего наблюдателя, оценка со стороны, взгляд из ниоткуда. Апатриду совсем нетрудно вывести себя за скобки и посмотреть на мир со стороны.

Занимая позицию справа, я говорю: "Мир впал в ничтожность". Глядя со стороны, восклицаю: "Мир удивительно прекрасен в своей гармонии!"

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ. Чем всё закончится в стране Трёх толстяков? Это зависит от того, кем же является Суок. Если она на самом деле сестра Тутти, то всё будет хорошо. "Циркачи" и "толстяки" со временем трансформируются в парламетские партии, вроде "ослов" и "слонов" в США, и будут сменять друг друга по итогам свободных демократических выборов. Династия будет править долго и счастливо, как Бернадотты в Швеции.

Но если девица со стороны, то может оказаться, что она работает на другую державу. Тогда в стране могут наступить форс-мажорные обстоятельства.

                                   
   
    Один из этих двух кузенов передал трон своему наследнику Тутти, и его страна до сих пор процветает. Другой был расстрелян вместе со своим Тутти и четырьмя Суок в каком-то подвале. Его страна уже сто лет переживает форс-мажорные обстоятельства. Превратности судьбы.

Tags: cogito, russia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 192 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →