bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Category:

Путь в Вальгаллу - II

      В 1827 году Йoсеф Вацлав Радецкий написал "Размышления о крепостях". Не слишком завлекательное название для современного читателя. Интересно, есть ли среди гостей моего журнала хоть один человек, знакомый с этой книгой? Мне самому она известна лишь в нескольких цитатах. Вот они:

  "Великая империя в Восточной Индии отторгнется от Британии, равно как и все британские колонии."

  "Новые государства, которые сейчас растут в Америке, с течением времени подчинят себе Европу."

  "Союз европейский, организация государств, объединяющая всю Европу, становится ныне самым необходимым делом."

   "Имея сейчас сильное влияние на Европу и Азию, Россия в соединении с Северной Америкой распространит его и на Африку, и можно ожидать, что в роли арбитра четырёх континентов она достигнет такого величия, равного или подобного которому не знает история".
 

  Генерал Радецкий делал безупречно точные геополитические прогнозы на 150-200 лет вперёд. И если его прогноз относительно судеб России не сбылся (точнее, сбылся в извращённой форме), то тут следует задуматься не об ошибке генерала, а о том, какие силы были приложены для изменения естественного хода вещей. Впрочем, не будем о грустном.

  Радецкий, начинавший службу в эпоху треуголок и напудренных париков, одним из первых понял значение железных дорог для современного военного дела и добивался расширения железнодорожной сети. При этом он отличался консерватизмом во всём, что касалось искусства и политики, жаловался на музыкальный декаданс и сражался против революционеров.

Чешский аристократ и австрийский полководец; космополит без религиозных и национальных предрассудков; сугубый реалист, предвидевший развитие ситуации в последующие два столетия; ценитель технического прогресса; монархист и эстетический консерватор; олицетворение контрреволюции в глазах левых... Сочетание всех этих качеств делает Радецкого идеальным героем "Богемскох манускриптов".

              

                                                Радецкий в молодости и в зрелые годы

  Однако в частной жизни он был всего лишь человеком со своими слабостями. Этот кирасир всегда предпочитал гусарский образ жизни - устраивал шумные пирушки и волочился за женщинами. Своим дворецким он сделал неграмотного человека, преданного, но не разбиравшегося ни в чём, кроме лошадей. Его финансы страдали хроническим расстройством.


  Cобственные расходы Радецкого были сущим пустяком по сравнению с расходами его жены Франциски (урожд. графини Штрассольдо-Графенберг).  Хотя граф Радецкий всегда располагал солидными доходами, графиня Радецка обладала способностью тратить куда большие суммы, чем он зарабатывал.


  Они поженились в 1798 году и виделись крайне редко - Радецкий вечно был на войнах, в сраженьях, в походах и в стычках. У них было восемь детей, и Радецкий не имел никакого представления об их воспитании. Он предпочитал покупать их любовь подарками. В итоге ни один из пяти его сыновей не достиг в жизни ничего. Только один из них стал генералом (впрочем, ничем не прославился и он), а остальные четверо завершили карьеру в чинах от ротмистра до майoра. Однажды в Милане на улице местный священник  дал пощёчину одному из сыновей Радецкого, известному крайне недостойным поведением. Полководец приказал привести священника. Все ожидали расправы, но Радецкий пожал святому отцу руку со словами: "Спасибо, падре, Вы сделали то, что давно должен был сделать я сам". Куда лучшие отношения были у Радецкого с его дочерьми.

  Была у него и вторая семья. Простая итальянская женщина Джудитта Магаралли родила ему ещё четверых детей. И к ним Радецкий был щедр.

  В какой-то момент с его кредиторами рассчитался император. После чего Радецкий незамедлительно наделал новые долги. На этот раз ему на помощь пришёл Йoзеф Паркфиед. Это был богатый армейский поставщик, крещёный еврей и масон высокого градуса (по слухам - сын Иосифа II).

  Паркфиеду не хватало в жизни только одного - славы. Он построил великолепную гробницу для австрийских полководцев, и если они соглашались быть после смерти похороненными в этой усыпальнице, Парфиед брал на себя их долги. Его честолюбивый план заключался в том, чтобы однажды самому лечь возле героев своего отечества.

                
                 
                                                      Карта очагов европейской революции 1848 года


  Но до этого было ещё далеко, а пока карьера Радецкого развивалась своим чередом. В 1831 году он получил куда более престижное назначение, нежели должности командирa дивизии в Шопрони или комендантa Оломоуца, и стал командующим австрийской армией в Ломбардии и Венеции. Радецкий энергично взялся за реорганизацию вверенных ему войск, вскоре сделав свои части одними из наиболее боеспособных в империи.

В 1836 году он получил звание фельдмаршала.

В 1848 пришла вершина его военной карьеры.

Преисполнившись романтических грёз, народы Европы устроили общеконтинентальную революцию.  Рационально объяснить мотивы и цели революционеров 1848 года довольно трудно. Они руководствовались иллюзиями - национальными, социальными и политическими. К 1848 году в австрийских владениях был самый высокий процент грамотного населения, и самый низкий уровень преступности во всей Италии (а уж уровень коррумпированности австрийской бюрократии был по итальянским меркам невиданно низким). Ломбардия и Венеция процветали. Тем не менее, их жители ненавидели австрийцев и хотели "независимости".

   Кажется, ни для кого не секрет, что за континентальными мятежами стояла Великобритания. Если написать об этом в ЖЖ, в комментариях кто-нибудь непременно начнёт кататься по полу с криком "Конспирология!!!"  Но чешский биограф Радецкого Збынек Валка пишет о роли англичан в итальянской революции, как о чём-то само собой разумеющeмся:

"Oсвободительная борьба в австрийских владениях в Италии происходила по инициативе из-за границы <...> Под закулисные переговоры короля Альберта с англичанами в Милане началось восстание <...> Правительство явно было убеждено, что не справится с революцией, а Британия, которая помогла раздуть огонь, потирала руки за кулисами <...> Радецкий проницательно считал главной причиной проблем Англию."

     Любопытно, что в дискуссиях о Радецком сторонники революции 1848 года до сих пор ссылаются на англичан, живописавших ужасы австрийского правления в Италии. Например, на письмо Уильяма Нассау Алексису де Токвиллю (1847 г.): "Мы провели месяц на севере Италии, в австрийскох доминионах. Это меланхоличная страна. Повсюду видны следы цивилизации, превышавшей всё, что существует там сегодня. Я рад, что мы уехали оттуда, оставив за собой плохие гостиницы, попрошайничающих детей и одетых в лохмотья крестьян, которые, однако, красивее, чем высшие сословия."

   B случае успеха революционеров Европа повторила бы судьбу Латинской Америки. Ho жители материка почти повсеместно смогли подавить инспирированные островом восстания. Европа оказалась англичанам не по зубам.

  В австрийских землях из трёх людей, получивших впоследствии прозвище спасителей монархии, двое были славянами. Немец Альфред фон Виндишгрец подавил восстание в Праге. Хорват Иосип Йeлачич де Бужим ещё до прихода русской помощи нанёс чувствительное поражение восставшим венграм. На долю чеха Радецкого достались восставшие итальянцы.

             

                                  Сардинская кавалерия атакует австрийскую пехоту

В марте восстал Милан. После пяти дней уличных стычек Радецкий, не желавший ввязываться в полномаcштабные баррикадные бои, отступил к Вероне. Сардинский король Карл-Альберт объявил Австрии войну и вторгся в Ломбардию с сорокапятитысячной армией. С юга наступали двадцать тысяч солдат римского папы. Венеция провозгласила независимость и выставила в поле ещё 20 000 бойцов. Им на помощь отовсюду стекались тысячи добровольцев. У Радецкого было тридцать две тысячи человек.

Император приказал заключить перемирие, что в данной ситуации равнялось капитуляции. Радецкий отправил ко двору генерала Феликса Шварценберга (не путать с фельдмаршалом Карлом Шварценбергом), дабы тот добился отмены унизительного приказа. Радецкий пообещал своему государю, что удержит итальянские провинции. Двор ему поверил.

  Радецкий так и не закончил военную академию. Его школой были двадцать лет войн с Бонапартом. Кампания 1848 года показала: он научился всему, что умел великий корcиканец. Военные историки говорят, что Радецкий действовал так, как действовал бы сам Наполеон. Опираясь на систему четырёх остававшихся в австрийских руках крепостей, он начал маневрировать, в ожидании подхода подкреплений избегая встречи с более сильным неприятелем и по одному разбивая более слабых.

  Сопровождавшие армию военные корреспонденты писали, что фельдмаршал выглядит и ведёт себя, как мужчина лет пятидесяти. Ему было в то время восемьдесят два года.

                                              

                                                                       Радецкий в 1848 году

Чешская военная истории обычно игнорируется. Сплошь и рядом можно столкнуться с представлением, будто между битвой у Белой Горы и созданием Чехословацкого легиона её просто не было (правда, при таком подходе остаётся неясным, каким образом горстка легионеров установила контроль над Сибирью). Но в эти три века чешские полки и полководцы непрерывно сражались под австрийскими знамёнами.

В 1848 у Виченцы с папскими солдатами бились 18 (краловеградецкий) и 28 (пражский) полки. В какой-то момент пришёл приказ к отступлению, но горнист Йoсеф Кутик протрубил сигнал к атаке. Австрийцы выиграли сражение. Генерал Дюранд был разбит, папа заключил мир. После боя горниста спросили, почему он ошибся. "Я не ошибся, - ответствовал бравый солдат Кутик, - Наша часть не знает сигнала к отступлению."

24 июля 54 (оломоуцкий) полк должен был сдержать натиск основных сардинских сил, чтобы дать Радецкому возможность перeгруппироваться. В окресностях Оломоуца живут ганаки - одна из самых своеобразных субъэтнических групп моравян (в самом Оломоуце в то время жили в основном немцы). Некоторым ЖЖ-истам понравился бы ганацкий диалект. В нём почти что все слова среднего рода - "одно ного" и так далее. Командовал полком немец Зюнстенау. Когда смертельного раненного немца уносили с поля боя, он закричал своим людям по-чешски: "Держитесь, ганаки!". И ганаки держались. Израсходовав патроны, они пошли в штыковую атаку. Слова "Držte, se, Hanáci!" стали официальным девизом 54 полка и были вышиты на его знамени. До самого 1918 года это была единственная надпись на австрийском знамени, сделанная не на немецком языке.

              

    На этой картине, изображающей бой при Гоито, итальянцы показали себя в качестве свирепых воинов, беспощадно сокрушающих австрийцев

На следующий день при Кустоце было дано генеральное сражение - 55 000 австрийцев Радецкого против 75 000 пьемонтцев Карла-Альберта. Сражение длилось целый день. Когда на помощь Радецкому подошла бригада Эдуарда Шварценберга (не путать с Карлом и Феликсом Шварценбергами), чаша весов склонилась в пользу империи.

Король заключил перемирие. 6 августа Радецкий вошёл в Милан и обнаружил, что его встречают с таким же восторгом, с каким недавно встречали Карла-Альберта. Симпатии толпы переменчивы в любой точке земного шара.

2 декабря император Фердинанд Добрый отрёкся от трона в пользу своего племянника Франца-Иосифа (Надо будет при случае написать, почему государь не передал власть своему брату, который был ещё добрее, и как он прожил следующие 27 лет в Праге.) Карл-Альберт решил возобновить войну с Австрией.

Пьемонтский майoр Кадорна, привезший Радецкому ноту об объявлении войны, испытал шок. Он ожидал чего угодно - возмущения, гнева или гробовой тишины. Но Радецкий встретил его словами: "Я знаю, что Вы принесли, и благодарю Вас", после чего объявил присутствующим офицерам, что боевые действия будут возобновлены. Те в ответ закричали "Слава!" на всех языках империи. Австрийцы словно собирались на охоту, а не на войну. Перeд тем, как отправиться в поход, они посетили концерт в "Ла Скала".

Карл-Альберт, строивший свою стратегию в расчёте на то, что Радецкий опять займёт позицию между четырьмя крепостями, обнаружил, что на этот раз война идёт по совсем другому сценарию. Эрцгерцог Альбрехт притворным отступлением заманил короля к Новаре, прямо на ту позицию, на которой его хотел видеть Радецкий.

Сорок пять тысяч австрийцев против шестидесяти тысяч пьемонтцев. 23 марта 1849 года армия империи рызыграла сражение по плану Радецкого, как по нотам. Король был разбит, подписал капитуляцию, отрёкся от трона и уехал в Португалию.

    Осада Венеции продолжалась, пока Франц Ухатый (хорват, родившийся в Богемии) не предложил подвергнуть её бомбардировке с воздушных шаров. Ноу-хау Ухатого не нанесло городу серьёзного ущерба, но произвело на его защитников такое впечaтление, что они сдались.


           

                                                               Битва у Новары

  На Радецкого посыпались почести от австрийского императора и его союзников. Наш герой стал рыцарем Ордена Золотого Руна и фельдмаршалом Российской империи (а белорусский гусарский полк был назван именем Радецкого). Австрийский офицерский корпус скинулся и изготовил для полководца маршальский жезл стоимостью 14 000 золотых. 22 сентября на устроенном в честь победителя от Кустоцы и Новары параде прозвучал только что написанный Иоганном Штраусом "Марш Радецкого".

Радецкий был назначен губернатором Ломбардско-Венецианского вице-королевства и оставался на этом посту до самого 1857 года. Природа начала брать над ним верх только в девяностолетнем возрасте. Франц-Иосиф посетил Радецкого в Милане и обнаружил, что тот стал глубоким стариком (придворные скрывали это от императора). Наконец, после 72 лет армейской службы Радецкий подал в отставку.

Однако, судя по всему, этимология слова "покой" была ему незнакома. Принимая в своём дворце некую даму, Радецкий так спешил ей навстречу, что поскользнулся на начищенном паркете, упал и сломал ногу. Некоторые утверждают, что после этого он слёг. Плохо же они его знают. Уже со сломанной ногой Радецкий ещё принял какой-то парад, простудился на этом параде, только потом слёг и 5 января 1858 года в возрасте 92 лет отдал Богу душу. Не самый плохой конец для человека, родившегося настолько слабым, что у его родителей были опасения, доживёт ли он до крещения.



                           


   Слева: одна из последних фотографий Радецкого, сделанная незадолго до его смерти. Справа: Могила Радецкого в Гельденберге.

Император изъявил желание похоронить Радецкого, спасителя монархии, в семейной усыпальнице Габсбургов. Но в завещании фельдмаршала была недвусмысленно выражена воля быть погребённым в мемориале, построенном Паркфриедом. Она была исполнена. Впрочем, Паркфриед, хорошо знавший двор, тут же подарил мемориал императору. Собственное честолюбие он удовлетворил в 1864, когда в свою очередь был похоронен в этой же гроннице.

Пражский памятник Радецкому был установлен в год его смерти. Он стоял на Малостранской площади. Изначально постамент украшала немецкая надпись. Историки не знают, когда именно она была заменена на чешскую - то ли в 1880, когда пражские немцы устроили беспорядки против введения чешского языка в государственных учреждениях, то ли в 1891, когда они бойкотировали пражскую промышленную выставку в знак протеста против дискриминации со стороны местных властей (пражский магистрат был оплотом чешских ультранационалистов).

В 1918 революционеры, против которых всю жизнь сражался Радецкий, победили. Мир был захвачен левыми и впал в ничтожность.

Вскоре памятник Радецкого был демонтирован (по просьбе итальянского правительства) и перемещён в лапидарий Национального музея. Нация Радецкого предпочла прожить одну из эпох своей истории по маской Швейка. С 1918 по 1989 год Чехословакия делала вид, что великого богемца не было.

Потом жизнь взяла своё, и о Радецком вспомнили. Сегодня его биографии принимают всё более апологетический характер. Нация вспомнила, что у неё есть герой, равный Кутузову и Веллингтону. Существует общественное движение за возращение памятника на Малостранскую площадь к двухсотпятидесятилетию со дня рождения Радецкого, которое наступит в 2016 году.

                  

                                                Памятник Радецкому в Праге около 1900 года

  В сегодняшеней Чехии потомков рода Радецких нет. Все они живут в Австрии и пишут фамилию Radecký как Radetzky. Потомки рода Шварценбергов, напротив, обитают в Чехии и утверждают, что  их семейство всегда ощущало себя чешским. Один из Шварценбергов служит чешским министром иностранных дел и на прошедших недавно президентских выборах чуть было не стал президентом республики.

Думаю, самому Радецкому, разговаривавшему с родителями по-чешски, с одной женой по-немецки, а другой - по-итальянски, подобное разделение не понравилось бы.

В Австрии Радецкого не забывали, как не забывали и других имперских полководцев чешского происхождения - Валленштейнов, Кинских, фельдмаршала Бубну или фельдмаршала Смолу.

Памятник Радецкому, установлeнный в 1892 году, и сейчас украшает Bену.

Венская филармония сделала "Марш Радецкого" своей визитной карточкой и ежегодно завеpшает исполнением этого произведения традиционный новогодний концерт.

В Вальгалле эта музыка звучит постоянно.

           


                   
                                                        01.01.2013. "Марш Радeцкого"










Tags: bohemia, felix austria, mamertini
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 224 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →