bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

Трубка, бабочка, ирокез

                                                                                     Я люблю Австро-Венгрию и потому голoсую за князя Карела

                                                Гранд-дама чешского кино Квета Фиалова в ходе президентской кампании 2013 года


  Некий тролль, сам не понимавший, что именнo он пытается доказать, поведал в комментариях, что в изданной в 1946 году энциклопедии Британника маршал Радецкий назван венгром. Я тут же вспомнил и первую богемскую авиатриссу Божену Лаглерову, в документах которой американский иммиграционный чиновник записал "страна - Прага, город - Венгрия, национальность - венгерская", и свою соседку, сказавшую мне в 1995: "Зачем вы туда едете, у чехов же война с хорватами?", и даже президента Рейгана, однажды произнесшего историческую фразу: "Соединённые Штаты никогда не признают включения в состав СССР этих трёх стран - Латвии, Литвы и Хорватии."

Мир так плохо представляет себе реалии восточноевропейских стран, что и уральская пенсионерка, и американский президент, и британская энциклопедия просто путают их между собой. Но тем полезнее знать эти реалии. Ведь в силу небольших размеров означенных стран некоторые общеевропейские  процессы идут здесь в упрощённом варианте и на повышенной скорости. Это обстоятельство превращает их в своего рода модели Европы. Благословенная Богемия столь миниатюрна, что её можно рассмотреть со всех сторон, как картинку в 3D. И мы увидим, как устроен и куда движется континент.


                        

    Квета Фиалова, кинозвезда. Отец этой дамы сражался против Австро-Венгрии в рядах Чехословацкого легиона. Однако сама она отдаёт предпочтение аромату империи

   В январе в Чехии прошли президентские выборы. Их политическое, а тем более геополитическое значение стремится к нулю - избран не обладающий почти никакими реальными полномочиями президент десятимиллионной страны. Но культурологические (и даже культурно-исторические) аспекты предвыборный кампании таят в себе бездну смыслов.

Всего к выборам было допущено девять кандидатов. Наибольший интерес для нас представляют дама, оказавшаяся в этой гонке последней, и четверо мужчин, поделивших между собой первые места. Их поражения и победы глубоко символичны.

   Яна Бобошикова - селфмейдвумен, не скрывающая, что в её жизни был период, когда ей пришлось работать уборщицей. В целом карьера этой женщины вполне успешна - она побывала депутатом Европарламента и основала собственную политическую партию. Но поражения, которые она потерпела на своём пути, носят знаковый характер.

           

                                                    Яна Бобошикова, председатель партии Суверенитет

В конце 2000 года разразился кризис, связанный с назначением нового директора Чешского телевидения. Коллектив отказался ему подчиняться, и началось противостояние, подобное конфликту вокруг НТВ, происходившему примерно в то же время в РФ. На протяжении трёх недель национальное телевидение транслировало из разных студий две версии новостей, одну из которых производило официальное руководство канала, а вторую - оппозиционные редакторы.

   Бобошикова была назначена редактором официальной службы новостей (тут же получившей клеймо Бобо-ТВ) и попыталась уволить мятежных редакторов. Те в ответ забаррикадировались в студии, а некоторые депутаты парламента и сенаторы (равно как и многие рядовые граждане) приходили на их защиту со спальными мешками, чтобы не допустить силового захвата здания. Конечно, при желании в этих событиях можно увидеть борьбу политических партий, но все восприняли их как противостояние общества и власти, покусившейся на свободу слова.

  После трёх недель борьбы новый  директор был снят с должности. Вместе с ним была снята и Бобошикова, а парламент изменил закон об общественном телевидении, расширив гарантии его независимости. Общество победило. Как известно, в конфликте вокруг НТВ, напротив, победила власть. Уже тогда многие наблюдатели отметили, что исторические пути Чехии и России начали расходиться.

  В 2008 году Бобошикова выставляла свою кандидатуру на президенстский пост от коммунистической партии. Впоследствии она основала партию Суверенитет, строящую свою риторику на евроскептицизме и защите национальных интересов Чехии.

  На январских выборах Бобошикова получила 2,39 % голосов избирателей. Других последовательных евроскептиков среди кандидатов не было. Их взгляды колеблются от умеренного до крайнего еврооптимизма. Tак что сторонники европейской интеграции добились полногого триумфа.

  Пятое-восьмое место заняли кандидаты, от которых не приходилось ждать заметных успехов. Например, седьмой к финишу пришла Татьяна Фишерова - потомственная актриса, гражданская активистка и основательница антропософского Ключевого движения. Программа её сводилась к тому, что если все станут добрыми и начнут друг другу помогать, то на Земле наступит счастье. Этот план поддержало чуть больше 3% избирателей (думаю, все они - очень хорошие люди). Кстати, сама Фишерова проголосовала за кого-то другого, считая, что голосовать за себя неэтично.

                                 

                Татьяна Фишерова. Её фотографии с нимбом тоже существуют, но я не стал их выкладывать


  Четвёртое место занял кандидат от социал-демократической партии Йиржи Динстбир (16,12%).  Hикто не ждал eго победы, но все полагали, что он наберёт куда больше голосов и будет третьим. В своё время я посвятил его отцу единственный некролог, когда-либо опубликованный в этом журнале, и назвал его Человек, который не стал президентом.  Йиржи Динстбир Старший мог бы стать блестящим главой государства, но не дожил до первых прямых выборов, а передать заслуги по наследству, увы, невозможно. Динстбир Младший делает всё, что в его силах, дабы сравняться с великим отцом. Однако судьба диссидента, после свержения прошлого режима перешедшего из кочегаров в министры иностранных дел - это одно, а жизнь сына министра иностранных дел - совсем другое.

  Наибольшее личное поражение потерпел Ян Фишер. Он долгое время считался фаворитом гонки, но в итоге не прошёл во второй тур, набрав всего 16,35% голосов и не сумев одержать победу не только ни в одном крае, но даже ни в одном избирательном округе по всей стране. Это тоже вполне закономерно. На посту премьер-министра Фишер добился популярности как технократ, стоящий вне политики. Однако президент - это политическая функция, и  аполитичный Фишер мог рассчитывать на победу только в случае полного безрыбья.

B заплыве приняли участие рыбы покрупнее Фишера, и он оказался лишь третьим.

                  

                                Слева направо: Ян Фишер, Йиржи Динстбир Юниор, Милош Земан

Президентом стал Милош Земан, собравший 24 процента голосов в первом туре выборов и 55 - во втором. По сути, он и был реальным кандидатом социальной демократии. Хотя в 2007 году Земан после ряда конфликтов покинул ряды эсдеков и основал собственную карликовую партию (проигравшую все выборы, в которых она участвовала), у него богатое социал-демократическое прошлое - с 1993 по 2001 годы Земан был председателем ЧСДП и в таком качестве приводил её к электоральным победам (а сам занимал посты председателя парламента и премьер-министра страны).

Неудивительно, что социал-демократы праздновали его успех, как свою собственную викторию. Показательно, что вскоре после выборов они сняли конфликтовавшего с Земаном Динстбира с поста вице-председателя партии.

   Земан - друг России. Он не раз говорил, что как профессиональный прогнозист ожидает в течение ближайших 20-30 лет вступления РФ в Евросоюз. Кроме того, он лучший друг Израиля и непримиримый антиисламист.  Я писал, что неприятие ислама - это имманентное свойство чешского общества, но исламофобия Земана превосходит даже обычные местные нормы. В прошлом он устраивал дипломатичeские скандалы, называя Арафата Гитлером и призывая нанести превентивный удар по Ирану.

  B 2001 году, вскоре после 11 сентября и начала бомбардировок Афганистана, телевидение целый день бегущей строкой анонсировало чрезвычайное обращение премьер-министра к нации. Складывалось ощущение, что талибы взяли Пльзень. Наконец, премьер Земан выступил с заявлением о готовности Чехии исполнить свои союзнические обязательства и оказать Соединённым Штатам любую посильную помощь в войне против терроризма.

Впрочем, у европейского политика не всегда понятно, желает ли он нанести удар по мусульманам или затянуть Америку в трясину, из которой она не сможет выбраться. Так что простодушный на вид Земан - куда более интересный человек, чем может показаться на первый взгляд. В конце концов, министром иностранных дел в его кабинете был Ян Каван, до этого 20 лет проживший в Англии и ставший там членом лейбористской партии, а потом занявший пост председателя генеральной ассамблеи ООН. Да и сама чешская социал-демократия - партия, существующая с 1893 года и прекрасно интегрированнaя в общеевропейские структуры.


               

   Слева: Милош Земан. Справа:  князь Карел Ян Непомук Йoсеф Норберт Бедржих Антонин Вратислав Менас цy Шварценберг, герцог Крумловский, ландграф Клеттгау, граф Зульц.

Однако ещё интереснее человек, пришедший к финишу вторым - рыцарь Ордена Золотого Руна и участник заседаний Бильдербегской группы князь Карел Шварценберг.

  Ещё 20 лет назад  в Чехии едва ли был возможен такой кандидат в президенты, как  Шварценберг. В истекшие две декады у чешской политики было два лица. Её левый спектр олицетворял Милош Земан, а правый - Вацлав Клаус. Они сменяли друг друга на всех значимых государственных постах с регулярностью часового маятника, и восхождение Земана на Град - последний акт этой пьесы для двух актёров.

Но времена изменились. С уходом Клауса в этой стране завершилась и сама эпоха Модерна. Свойственные данной эпохе ясно очерченные государственные границы и приоритет национальных интересов остались в прошлом. Если воплощающий дух социал-демократии Земан продолжает играть свою роль и дальше, то Клауса сменил его антипод - правый политик совсем иного рода. Правое дело в сегодняшней Чешской реcпублике олицетворяет человек, который сорок лет прожил за границей,  владеет родовыми замками в Богемии, Австрии и Баварии и пользуется двойным гражданством (у него есть швейцарский паспорт). Он женат на женщине, не говорящей по-чешски (урожд. графине Хардег), у него самого довольно скверная дикция, и он практически не знает слов чешского гимна.

Всё это никого особо не волнует. Молодёжь видит в нём прикольного супердедугана, интеллигенция считает его иконой стиля и противоположностью земановского кича, консерваторы чувствуют исходящий от него аромат Австро-Венгрии.
        

                 

Слева: Милош Земан со своей дочерью Катержиной. Возложение функций первой леди на дочь президента - явная аллюзия на Отца Нации Масарика и его дочь Алису. Справа: фамильный герб Шварценбергов. Элемент, способный смутить некоторых украинских читателей, был добавлен в герб в конце XVI века, после победы Адольфа Шварценберга над турками при Раабе.

    Предвыборная кампания стала апофеозом постмодернизма. Избирательный штаб князя превратил всё действо в хеппенинг. Hапример, в Праге состоялась демонстрация в поддержку кандидата Шварценберга, все участники которой были в бабочках и при трубках. Но бабочки и трубки способны  привлечь отнюдь не все категории избирателей, и кто-то в штабе Шварценберга придумал ему ещё один символ - красный ирокез. Конкретных пpичин для этого нет, просто им так захотелось. И у них получилось. Плакаты и майки Karel for president, на которых князь изображён с ирокезом, добавили ему голосов.


                  

¨                               Атрибуты правого дела по версии 2013 года - трубка, бабочка и ирокез

В первом туре Шварценберг победил в пяти из тринадцати краёв, а также в Праге. Он уступил Земану менее одного процента голосов (23,4 против 24,21%). Когда гонка превратилась в дуэль,  VIP-персоны разделились на два лагеря и стали выражать поддержку одному из кандидатов. Это произошло впервые в современной богемской истории.

У Земана нашлись свои VIP-сторонники (например, поп-звезда Люция Била или космонавт Владимир Ремек), но у Шварценберга их было явно больше (среди них такие вeличины, как Милош Форман или вдова Гавела Дагмар Гавлова). Звёзды кино, сцены и спорта подписывали петицию "Милош - не мой президент", а телевидение, как мне показалось, начало слегка подыгрывать Шварценбергу (трактирщики, вывешивающие в своих пивных самодельные плакаты "За князя Карела!" выглядели несколько убедительнее, чем пенсионеры, говорившие, что Земан - за простой народ).

Во втором туре голоса избирателей разделились в соотношении 55:45 в пользу Земана, но Шварценберг опять выиграл в Праге, где получил 66%. И за него опять массово голосовала молодёжь.

              

                                Князь Шварценберг с самыми юными из своих сторонников

Всё произошедшее подаётся, как постмодернистская забава. В общем-то, так оно и есть. Но ничего другого в политике развитых стран в ближайшее время не будет.

Смена эпох происходит в Европе неравномерно. В архаичной Польше люди всё ещё всерьёз относятся и к религии (как в Богемии XVII столетия) и к нации (как в Богемии XX века). Однако в Чехии уже вступил в свои права XXI век.

Историография, созданная во времена национального возрождения и в период существования Чехословакии, полностью пересмотрена. Мифология австрийского господства и чешской национально-освободительной борьбы рассыпалась в прах. Лёгкая ностальгия по габсбургской монархии становится едва ли не правилом хорошего тона.

Католиками себя называют 10% населения, а церковь не имеет практически никакого влияния на общество (за исключением примера нравственной жизни, подаваемого её лучшими служителями; впрочем, здешние святые предпочитают быть не священниками, a врачами без границ и сотрудниками фонда "Человек в беде"). Молодёжь совершенно космополитична, так что нацию в текущем столетии, скорее всего, ждёт судьба церкви - она превратится в клуб по интересам. Границы давно открыты, многие полномочия переданы в Брюссель, а под лозунгами защиты суверенитета в этой стране можно собрать лишь 3% голосов.

Несмотря на местную специфику, здешнее  общество продолжает двигаться примерно к той модели, что существует в Скандинавии или в Бенилюксе. Ничего более привлекательного в Европе пока нет и не предвидится.

Левая идея сохраняет социал-демократические формы и, видимо, будет сохранять их в дальнейшем (во всей Европе). Правая идеология неизбежно претерпит метаморфозы (тоже во всей Европе). Она долго была связана с национализмом, стремительно утрачивающим актуальность в условиях евроинтеграции. Ей предстоит найти адекватные формы выражения. Предвыборная кампания Шварценберга - довольно удачный эксперимент по поиску таких форм. Это правизна эпохи постмодернизма.

Риторика борьбы добра со злом в последний раз могла быть применена в 1989 году. С тех пор осталась лишь борьба стилей.

Впрочем, и стили не столько противоборствуют, сколько дополняют друг друга. Недавно я увидел в местных новостях статью, преисполненную символики (хотя сами авторы об этом явно не подозревали). Речь шла о том, что в чешском краевом городе в реконструированном на средста Евросоюза замке был открыт ресторан австро-венгерской кухни. Принадлежит заведение боссам местной социал-демократии.

              

Tags: bohemia, cogito
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 208 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →