bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Categories:

Недоразумение X: Изгнание Адама

  Джон Пинкертон, создавший скифскую теорию, которую Уильям Джонс и другие превратили в теорию арийскую, умер в 1826 году. По выражению Вальтера Скотта, "умер в изгнании, в забвении, и - опасаюсь - в нищете". Причиной социальной изоляции был характер Пинкертона - он вечно со всеми ссорился, а научную полемику вёл в такой манере, что добрая половина ЖЖ просто забанила бы его за троллинг. К тому времени, когда  повсеместно распространилось расовое мышление, сам Пинкертон давно уже сменил род деятельности и занимался картографией. Так что если Вы наберёте его имя в гугле, то получите вместо информации о скифских изысканиях автора целый ворох составленных им географических карт. Оно и понятно - никто не хочет вспоминать, что арийская идеология представляет собой плагиат по отношению к скифской концепции, сочинённой одним эксцентричным фальсификатором.

   Иоганн Блюменбах, составивший расовую классификацию, в которой белая раса стала кавказской, напротив, пользовался всеобщим уважением. Однако его воззрения вписывались в наступившую эпоху куда хуже, чем взгляды Пинкертона. Блюменбах был христианином, верившим в происхождение людей от Адама, и космополитом, отвергавшим саму идею расовой иерархии. В то время появились первые образованные чернокожие. Например, Антон Вильгельм Амо из Гвинеи, в 1734 году получивший докторскую степень в Виттенберге или бывший раб Джейкоб Джозеф Элиза Капитейн, в 1742 году закончивший теологический факультет Лейденского университета. Блюменбах собрал целую библиотеку из написанных чёрными трудов и демонстрировал её в качестве опровержения теорий о неполноценности их расы. Но христанские воззрения и космополитизм были уже не в чести. Блюменбах умер в 1840 году. В тот год Андерc Ретциус прочёл первую в истории лекцию о черепном индексе.

    Где-то при жизни Пинкертона и Блюменбаха, в конце XVIII - начале XIX веков, люди перестали считать себя потомками Адама, а форма черепа стала важнее его содержания. Мой цикл "Недоразумение" посвящён описанию причин и обстоятельств этой удивительной перемены. Обычно на расизм смотрят, как на нечто цельное. Однако это мировоззрение представляет собой пазл, почти случайно сложившийся из крайне разнородных элементов.  Ув. brat_008 обратил моё внимание, что помимо христианской концепции происхождения человечества от Адама, существовали и другие теории. В этой связи он назвал имена Парацельса, Джордано Бруно и Вольтера. Брат мой во ЖЖ прав: eсли уж я рассматриваю элементы, из которых был составлен пaзл расового сознания, мне не обойтись без разговора и об этом круге идей.

   Происхождение людей от Адама и Евы признают все авраамические религии. Забавно, что с точки зрения современной генетики они не так уж далеки от истины. Правда, учёные утверждают, что если если праматерью всего человечества действительно стала одна Ева, то Адамов у неё было несколько, но это уже детали. Однако помимо господствующей адамитской концепции, и в христианстве, и в исламе, и в иудаизме всегда присутствовали альтернативные теории. Они считались еретическими и долгое время не имели сколь-нибудь широкого распространения. Тем не менее, дискурс "не все мы от Адама" существовал. Полигенизм (т.е теория о независимом происхождении различных народов и рас) привлекал вольнодумцев и эксцентриков самого разного рода.

   Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхейм нарёк себя Парацельсом в знак того, что превзошёл античного врача-энциклопедиста Цельса. Свою карьеру он начал с сожжения в Базельском университете учебников, которые ему не понравились. Говорят, Парацельс любил неологизмы, (например, он первым использовал слово алкоголь в его современном смысле), изобрёл несколько весьма эффективных лекарств, объехал чуть ли не весь мир, овладел Философским камнем, постоянно со всеми конфликтовал и в 1541 году умер в возрасте сорока восьми лет при невыясненных обстоятельствах (был отравлен, допился до смерти, упал или был сброшен с леcтницы, получил камнем по голове и т.д.). Он придерживался мнения, что от Адама происходит только население Старого Света, а за океаном имел место ещё один акт творения, давший жизнь индейцам.

   Джордано Бруно ещё более знаменит, чем Парацельс, и представлять его совершенно излишне. Ограничусь констатацией, что Бруно декларировал веру в существование разумной жизни на иных планетах, где есть свои Сады Эдема, в каждом из которых Бог создал отдельное человечество. Что же касается нашей планеты, то, по мнению Бруно, на Земле Бог сотворил три различных человечества. Создание Адама было третьим актом творения, и от Адама происходят только евреи. Остальные народы возникли раньше, и их прародителями были Енох и Левиафан.

    Однако подлинным творцом полигенизма принято считать Исаака де ла Пейрера. Пейрер родился в 1594 году в Бордо в гугенотской семье (по-видимому, еврейского происхождения) и был юристом по образованию. Свой первый труд он опубликовал в 1643 году. Работа называлась "Напоминание евреев" и содержала призыв отвоевать Палестину, переселить туда еврейский народ и восстановить трон царя Давида. Целую операцию по замыслу Пейрера должен был осуществить принц Конде. Тот самый Великий Конде, что победил испанцев при Рокруа (Пейрер работал его секретарём). На основании разработки этого плана Пейрера иногда называют предтечей сионизма (наряду с Манассией бен Израилем; кстати, они были знакомы и обсуждали какие-то совместные планы).

       Пейрер водил знакомство и с бывшей шведской королевой Кристиной (женщинoй очень необычной судьбы; надеюсь, когда-нибудь я доберусь и до её биографии). Есть мнение, что Кристина профинансировала издание его основной работы, получившей название "Преадамиты". Перейр написал эту книгу ещё в сороковых годах, но рискнул опубликовать её только в 1655 году в Амстердаме. Уже в первый год она выдержала четыре издания, однако вызвала волну возмущения в католической среде.

    Ссылаясь на один пассаж из св. Павла, который при желании можно трактовать и как констатацию существования человечества перед Адамом, Пейрер провозгласил, что изложенная в Ветхом Завете история не унивеpсальна, а описывает лишь события, произошедшие с евреями. Сотворение Адама и отягощение его потомства первородным грехом касается только части человечества. Этим объясняется феномен жены Каина - он встретил женщину, происходившую не от Адама. С христианской точки зрения трудно представить себе концепцию более еретическую. Отрицание первороднопго греха обесценивало и искупительную жертву Христа, а тем самым обессмысливало само существование христианства. Сразу же появилось свыше трёх десятков опровержений теории Пейрера. Некоторые из них написали мыслители такого масштаба, как Блез Паскаль или Гуго Гроций.

      По решению парижского парламента книга Пейрера подлежала публичному сожжению. Сам автор был арестован в Брюсселе испанскими властями и передан инквизиции. Через шесть месяцев творца преадамитской теории отпустили с условием, что он отречётся от своего учения, примет католицизм и испросит прощения лично у папы в Риме. Александр VII принял Пейрера вполне доброжелательно. Тот стал католиком и издал опровежние самого себя на латыни (1657 год) и на французском языке (1658). Многочисленные оппоненты сомневались в искренности раскаяния Пейрера, но принц Конде устроил его на место библиотекаря в Париже, где он благополучно проработал до своей смерти в 1676 году.

     После его смерти кто-то написал эпитафию, служившую одновременно эпиграммой. Её суть сводилась к тому, что этот добрый изрильтянин, гугенот, католик и преадамит провёл восемьдесят лет, выбирая себе религию... да так и не выбрал. Слово "преадамит" стало нарицательным для обозначения еретиков, деистов и атеистов. Сначала термин звучал негативно. Однако уже в следующем столетии мода предписывала быть деистом, атеистом или на худой конец еретиком каждому образованному человеку. Настал Век Просвещения.

   Полигенизм перестал быть уделом маргиналов. Концепция происхождения различных рас от разных предков получила поддержку агностика Дэвида Юмма и деиста Вольтера. Великий философ утверждал, что негры отличаются от кавказцев, как спаниeли от борзых. Однажды он написал: "Это серьёзный вопрос - происходят ли африканцы от обезьян или обезьяны от африканцев. Наши мудрецы говорят, что человек был создан по образу и подобию Божьему. Вот Вам божественный лик: плоский чёрный нос и никаких признаков разума".

     К концу века подобные воззрения уже никого не удивляли. Бог изгнал Адама из Рая; просветители изгнали и Бога, и Адама из науки. Христианство перестало быть основой мировоззрения европейцев, а вместе с ним ушла и последняя преграда на пути создания расовой теории. Вскрытие тел нескольких негров убедило Иоганна Фридриха Меккеля, что они предствляют собой отдельный биологический вид. Это была вполне типичная позиция для атеиста (Меккель считался членом атеистической клики при дворе Фридриха Великого). Впрочем, предпринимались и попытки найти компромисс между христианской традицией и модными воззрениями. Крупнейший шотландский просветитель Генри Хоум, лорд Кеймс, утверждал в "Наброскax истории человека", что если этническое разнообразие Старого Света возникло после вавилонского столпотворения, то в Новом Свете имел место отдельный акт творения, а негры принадлежат к иному биологическому виду.

   Камешки, отшлифованные многочисленными мастерами из разных школ для самых разных целей, постепенно выстроились в мозаику расового сознания. Единую картину составили:


  • традиция работорговли с её пренебрежительным отношением к народам, в силу превратностей судьбы оказавшимся в порабощённом состоянии;

  • генеалогические спекуляции об экзотическом происхождении аристократии;

  • выросший из религиозного конфликта протестантов с католиками германский миф;

  • упадок Испании, приведший к компрометации её космополитичных принципов колониальной политики;

  • произошедшее в ходе борьбы с абсолютизмом слияние аристократического мифа с германским;

  • создание в ходе англо-французского противоборства скифского мифа, призванного стать ответом на кельтский миф;

  • появление расовых классификаций, в условиях тотального превосходства европейцев принимавших всё более иерархический характер.

  • упадок христианского моногенизма и распростpaнение полигенизма;

  • осуществлённое в интересах английской колониальной политики перенесение германского и скифского мифов на арийцев;


     Паззл сложился.

    Вероятно, многие читатели ожидали от меня подробного рассказа об открытии европейцами санскритских текстов, внедрении в расовую науку околоарийской терминологии и тому подобных вещах. Его не будет. Во-первых, всё это много раз описано, а во-вторых, как раз это не имело значения. Появление в расовой концепции арийцев было второстепенной случайностью. Если бы Пинкертон обладал не столь неуживчивым характером и лучше пиарил своих скифов, они так и остались бы в науке, а арийцев никто бы и не заметил.

   По сравнению со скифской теорией в арийской концепции не было абсолютно ничего нового или оригинального. Более того, скифская версия имела то преимущество, что, в отличие от арийской, опиралась на солидную традицию, восходящую к самому Геродоту. Я почти не затрагивал эту традицию, пока речь не зашла о Пинкертоне. Однако наиболее внимательные читатели наверняка заметили, что ещё Улоф Рудбек провозглашал скифский одним из трёх древнейших языков на свете и одновременно отождествлял его со шведским. А идентификация германцев в качестве скифов была общим местом у многих авторов задолго до Пинкертона (например, у Гуго Гроция). У французов, создавших теории о собственном происхождении на все случаи жизни, существовала и версия, объявлявшая франков скифами. Я не упоминал её, потому что она не занимала доминирующего положения, но вообще-то концепция была ничуть не хуже других.

    "Арийцы" - это всего лишь слово, на которое в XIX веке заменили слово "скифы". Могли бы и не заменять. Это ничуть не изменило бы хода истории. Всё произошло бы так, как произошло, вплоть до того, что мадам Блаватская поведала бы миру о скифской расе, Алeхин написал бы книжку "Скифские и семитские шахматы", а Лиознова сняла бы фильм о советском разведчике, в котором голос Капеляна за кадром зачитывал бы характеристики высокопоставленных нацистов: "Истинный скиф. Характер нордический, выдержанный".

      Однако появление концепции ещё не означает её торжества. Чтобы расовая теория (хоть скифская, хоть арийская) смогла занять доминирующее положение и развиться до национал-социалистического экстрима, должны были приключиться ещё два недоразумения:


  • Франция должна была проиграть Англии

  • немцы должны были поверить, что это произошло неслучайно.



                                              (окончание следует)


Tags: cogito, manuscriptorium, sacristia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 147 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →