bohemicus (bohemicus) wrote,
bohemicus
bohemicus

Category:

Возвращение часовщика

  Причины  самоубийства Гели Раубаль вряд ли когда-нибудь будут удовлетворительно объяснены. Возможно, это был протест против деспотического поведения Гитлера, не позволившего племяннице обручиться с одним скрипачом, бывшим на шестнадцать лет старше её. Слухи о роковом влиянии суицида Гели на развитие личности Гитлера сильно преувеличены. Гипотетический роман фюрера с собственной племянницей - бульварная сплетня в чистом виде, никаких доказательств их любовной связи нет. Я не очень удивлюсь, если однажды выяснится, что этот сюжет был придуман кем-то, кого чересчур впечатлила история Калигулы и Друзиллы в популярном изложении.

   Bcе, кто мог что-то рассказать, унесли свои тайны с собой (личная корреспонденция Гитлера была сожжена в 1945 году). Те, кто ничего не знал, дали волю фантазии. Например, в оборот была запущена абсурдная история о присутствии Гитлера при вскрытии тела Гели (в действительности вскрытие вообще не производилось). Bерсия об убийстве Гели Гитлером высосана из пальца и вовсе не заслуживает рассмотрения. Дядюшка Альф по любым меркам натворил в жизни предостаточно, но в день смерти племянницы у него было железное алиби. Ещё более нелепы слухи о причастности к смерти Гели Эмиля Мориса. Наш часовщик в ту пору занимался своими часами и ни во что не вмешивался. Его очередной звёздный час настал позже.

  30 января 1933 года Адольф Гитлер стал рейхсканцлером Германии. Сразу начались чистки и сведение старых счётов. В апреле 1933 года по приказу Гиммлера и Гейдриха был убит некий Эрхард Гейден, ещё один ветеран нацистского движения и друг Мориса. Морис почувствовал, что над его головой сгущаются тучи. Самые опасные и жестокие люди в НСДАП были его личными врагами. В своё время, занимая пост инспектора СС, Морис устраивал нагоняи Гиммлеру и однажды на время отстранил его от должности. Естественно, Гиммлер этого не забыл. Рейнхард Гейдрих , со своей стороны, рассматривал судебный процесс Мориса против Гитлера в 1928 году, как заслуживающее кары "преступление из подлости".

  По совету отца Эмиль Морис решил обратиться за помощью прямо к Гитлеру. Через рейхсминистра внутренних дел Вильгельма Фрика он попросил у фюрера аудиенции. На встрече с Морисом Гитлер признал, что в 1928 году вёл себя по отношению к старому другу несправедливо, и проявил готовность к примирению. Когда дружба была восстановлена, Морис пожаловался, что Гиммлер и Гейдрих хотят лишить его жизни. После этого Гиммлеру пришлось поручиться своей головой, что с Морисом не произойдёт ничего плохого.

  Морису вернули его членский билет СС. Вскоре он вошёл в состав мюнхенского городского совета. В мае 1933 года наш герой получил звание штурмбанфюрера СС. Приезжая в Мюнхен, Гитлер непременно встречался с товарищем своей молодости. Они предавались ностальгии, обходя партийный музей и камеры Ландсбергскoго замка. Но Мориса связывали с СС и НСДАП не только воспоминания. Партия опять собиралась на дело, и часовщик опять был готов прийти к ней на помощь.

                     

                                                                              Эмиль Морис в 30-е годы.

     Ряды основанных Морисом в 1921 году СА к 1933 году насчитывали полмиллиона человек. Их возглавлял Эрнст Рём, человек, претендовавший на слишком многое. После прихода нацистов к власти Рём желал стать министром внутренних дел, но получил лишь пост министра без портфеля. Он требовал роспуска немецкой регулярной армии, численность которой по условиям Версальского мира была ограничена 100 000 человек, и создания революционной армии на основе СА. В партии ходили слухи, что Рём готовит путч потив Гитлера (у них были крайне сложные отношения с самого начала национал-социалистического движения). Сам Рём заявлял, что количество его сторонников достигает четырёх с половиной миллионов человек.

  Дальнейшее известно. Летом 1934 года Гитлер решил проблему Рёма и его штурмовиков в своей обычной радикальной манере. На 30 июня он созвал конференцию руководства СА в Баварии. К тому времени Гиммлер уже подготовил СС к операции, вошедшей в историю под названием "Ночь длинных ножей". Среди  ночи Гитлер прилетел в мюнхенский аэропорт, где встретился с офицерами СС и поднятых по тревоге частей вермахта. Среди тех, кто ожидал вождя в аэропорту, был и Эмиль Морис. Из Мюнхена Гитлер направился в Бад-Висзее и на рассвете лично арестовал лечившегося от ревматизма Рёма в номере пансионата.

  На мюнхенский вокзал между тем начали прибывать лидеры штурмовиков. Их встречали несколько групп эсесовцев со списками в руках. Тех, кто был в списках, они арестовывали, остальных препровождали к Коричневому Дому, в котором намечалась конференция. Одну из групп возглавлял Эмиль Морис. Впоследствии он вспоминал, что арестовал человек пять или шесть, по именам же смог вспомнить двоих - штандартенфюрера СА из Мюнхена графа Ганса-Иоахима Шпрети-Вильберка и группенфюрера СА из Штетина Ганса-Петера фон Гейдебрека. При взятии под стражу Гейдебрек отказался сдать свой кинжал. Морис разрешил оставить арестованному столь ценимое им холодное оружие, заверив товарищей, что это порядочный человек.

  В Коричневом Доме между тем появился Гитлер и произнёс перед семьюдесятью избежавшими ареста вождями штурмовиков одну из самых эмоциональных и патетических речей своей карьеры. Фюрер обвинил Рёма в подготовке государственного переворота, измене родине, работе на французскую разведку и свершении величайшего предательства во всемирной истории ("доказательства" вины Рёма и его товарищей заранее подготовил Гейдрих). В тот же день начались казни. Хайдебрека, которому Эмиль Морис любезно оставил его кинжал, расстреляли первым. Рёму дали пистолет с одним патроном, а когда он в течение 15 минут не воспользовался предоставленной возможностью, убили его прямо в камере.

  Казни продолжались и в последующие два дня. Были ликвидированы не только представлявшие опасность штурмовики, но и некоторые другие политики, а также два нелояльных генерала вермахта. Впоследствии Мориса спросили, что он делал в эти дни, и он ответил, что точно уже не помнит,.. кажется, играл в тенис. 3 июля парламент принял закон, снимающий с участников Ночи длинных ножей ответственность за их деяния. СА сохранились, но утратили всякое влияние и занялись военно-спортивным воспитанием молодёжи и тому подобной деятельностью. СС стали практически всемогущи. Каждый может сам оценить прозорливость Эмиля Мориса, стоявшего у истоков обеих организаций.

          

         Эрнст Рём и Адольф Гитлер. Как это обычно бывает, национал-социалистический боливар не выдержал двоих.

    После Ночи длинных ножей карьера Эмиля Мориса пошла в гору. Уже 1 июля 1934 года, в те часы, когда штурмовиков вели на расстрел, он стал штандартенфюрером СС и получил по этому поводу поздравительную телеграму от Гиммлера. 31 марта 1935 года в присуствии Адольфа Гитлера Эмиль Морис заключил помолвку с Хедвигой Плоец, студенткой медицины и дочерью офицера. Морис познакомился с невестой на  маскараде в мюнхенском отеле "Четыре времени года" и очаровал её своим испанским костюмом (мне невольно приходит в голову, что одеяние тореадора смотрелось на нём аутентичнее, чем эсесовский мундир). О помолвке было объявлено на месте первой встречи пары. Помимо Гитлера, на вечеринке присутствовали такие люди, как генеральный директор фирмы "Даймлер-Бенц" Якоб Веймлер.

     20 апреля 1935 года Гитлер встречал день рождения в Мюнхене. Эмиль и Хедвига пришли его поздравить. Вождь провёл гостей по своей роскошной девятикомнатной квартире и предложил им сыграть свадьбу здесь, у него дома. Брак под покровительством Гитлера - это был типичный для Мориса способ обойти предписания. В СС существовали определённые правила. Согласно одному из них, член организации должен был доказать чисто арийское происхождение своих предков до 1750 года. Согласно другому, офицер СС мог жениться только с согласия Гиммлера. Морис не соответствовал предъявляемым к эсесовцам расовым параметрам и находился в скверных отношения с Гиммлером... но был ближайшем другом Гитлера, и это было куда важнее любых правил. Универсальная формула "своим всё, остальным - закон" восходит ещё к Макиавелли и никогда не будет отменена.

      11 мая 1935 года Эмиль Морис женился. Государственые дела не позволили Гитлеру приехать в Мюнхен, но он прислал на свадьбу людей из своей свиты. Перед евангеличеcкой церковью, в которой происходил обряд, выстроились сотни одетых в форму эесесовцев и штурмовиков. Священник (член НСДАП) произнёс речь об Эмиле Морисе, ветеране первой волны национал-социализма, одном из первых, кто распознал священную миссию фюрера и последовал за ним с беззаветной преданностью. Гиммлер воздержался от отправки Морису подарка (обычно он одаривал вступавших в брак офицеров СС подсвечниками). Зато Гитлер при первой же возможности нанёс молодожёнам Морисам визит и оставил им тысячу марок на обустройство хозяйства.

   31 августа 1935 года Гитлер и Гиммлер заключили письменный договор, согласно которому Эмилю Морису, как единственнoму человеку неарийского происхождения, в виде абсолютного исключения, разрешалось и далее быть членом СС. Подчёркивалось, что это исключение сделано лично Гитлером, у Гиммлера же подобногого права нет. Оговаривалось, что потомки Мориса не могут быть приняты в СС (на этом пункте настоял Гиммлер). Зато единственное исключение было распространено на братьев Мориса.

  Да, друзья мои, все братья Эмиля Мориса тоже были нацистами, участвововавшими в движении с его первых дней. Даже его единственная сестра вступила в НСДАП. Об этих людях крайне трудно что-то узнать, и если кто-нибудь из вас осведомлён лучше меня, я буду признателен за любую дополнительную информацию о них. Хотя, если честно, надежды мои невелики. В одной биографической книге об Эмиле Морисе мне встретилось описание фотографии, на которой запечaтлён Гитлер в гостях у семейства Морисов. Все четверо братьев там одеты в эсесовские формы. Автор отмечает, что это неопубликованная фотография, хранящаяся в архиве. Ситуация, когда некая фотография Гитлера остаётся неопубликованной, представляется мне ещё более необычной, чем сама судьба Эмиля Мориса.

  В 1936 году Морис стал депутатом рейхстага от Лейпцига, в 1937 - президентом Ремесленной палаты Баварии. Он вошёл в наблюдательные советы нескольких фирм и банков, а также получил место консультанта в "Сименсе". В 1939 году Гиммлер, скрепя сердце, произвёл его в оберфюреры СС. При этом Морис ещё немножко продавал часы. В 1935 году наш герой сдал экзамены и получил право называться мастером-часовщиком. На Рождество тридцать пятого года Гитлер заказал ему партию золотых часов для партийных вождей. Подобный заказ стал ежегодной традицией. Руководство Рейха сверяло время по часам от Эмиля Мориса.

    После начала войны Гитлер полностью погрузился в руководство военными действиями (а по мнению многих - ушёл в астрал). Морис же вступил в ряды вермахта и стал офицером тыловой службы (в звании стaршего лейтенанта). Фюрер всегда говорил ему, что война на два фронта - это самоубийство. Ho в декабре 1941 года, когда немецкая армия увязла под Москвой, Гитлер вдруг объявил войну Соединённым Штатам. Мориса это встревожило. Он хотел выяснить, что происходит, и попытался встретиться с вождём германской нации. Тот не принял его. Ушёл ли Гитлер в астрал или нет, он уже был недоступен для своего старого друга. И только канцелярия фюрера продолжала посылать чете Морисов рождественские подарки.

  В хаосе последних дней войны мародёры разграбили магазин Мориса. 25 мая 1945 года американцы арестовали нашего героя. На допрашивавшего его американского офицера часовщик произвёл впечатление человека сломленного и запутавшегося. Однако сломленность сломленностью, а показания он давал очень грамотно. Вспоминал только то, что имело смысл вспоминать, признавал только то, что невозможно было отрицать. Говорил о себе всего лишь как о шофёре, по стечению обстоятельств некоторое время поработавшем у Гитлера. Напоминал, что подал на НСДАП в суд за незаконное увольнение. Напирал на своё еврейское происхождение и подчёркивал, что всегда считал расовую политику нацистов, особенно еврейское погромы, полным безумием. Свою встречу с Гитлером в Ландсбегской тюрьме называл случайной. О Пивном путче и o Ночи длинных ножей не помнил почти ничего.

     В конце концов его приговорили к конфискации 25% имущества и к четырём годам лагерей. Одни источники утверждают, что Морис отсидел весь свой срок, другие возражают, что он попросил помилования и получил его. В любом случaе, какое-то время наш герой определённо провёл за решёткой. Пока Морис отсутствовал, его жена Хедвига, работавшая врачом, заботилась о двух их детях. Потом часовщик в очередной раз вернулся к своему ремеслу. Он украсил свой дом портретами еврейских предков и вплоть до выхода на пенсию продавал часы. Умер Эмиль Морис в 1972 году в возрасте 76 лет.

    Разумеется, он был далеко не единственным евреем (или, если угодно, частичным евреем), стоявшим близко в верхушке Третьего Рейха. В своё время я излагал биографию княгини Стефании Гогенлоэ, заслужившей репутацию нацисткой супершпионки (см. Дама с золотой свастикой и  Дама с золотой свастикoй - II.). Можно было бы вспомнить и многих других людей, от знаменитого фельдмаршала Эрхарда Мильха до личного повара и диетолога Гитлера Констанции Манциарли. Манциарли считалась полугречанкой-полуавстриячкой. Когда у неё обнаружились несомненно еврейские родственники, Гитлер заявил, что никому не позволит очернять свою повариху, и приказал Бальдуру фон Шираху изготовить документы о её арийском происхождении.

    Совершенно особняком стоит случай Фрица Шepвица. Будучи, согласно расовым законам, "стопроцентным евреем", Шервиц подделал документы, вступил в ряды НСДАП и СС, дослужился до оберштурмфюрера, стал комендантом концлагеря Лента недалеко от Риги и собственноручно убил около двухсот евреев (после войны он опять подделал документы и устроился на работу в организацию, занимавшуюся реституцией еврейской собственности, но был разоблачён и повешен, как нацистский преступник).

  Люди - это  люди. Далеко не каждый пойдёт на такие преступления, на какие пошёл Швериц, но большинство из нас умеет приспособиться к любой ситуации и вполне убедительно носить предложенные по сценарию игры маски, даже если смена масок происходит в каждом действии. Хамелеонам очень далеко до сапиенсов в искусстве перевоплощения. В конце концов, эволюция увела нас на миллионы лет вперёд.

  Немцы сейчас живут под маской миролюбия и смирения с судьбой. До следующего раза.




  "Может быть, на этот раз мне повезёт <...> Может быть, я больше не буду неудачницей, как в прошлый и в позапрошлый раз. Все любят победителей, и никто не любит меня, a я хочу быть Леди Спокойствием и Леди Счастьем. Bсё складывается в мою пользу, вот-вот что-то начнется, это произойдёт, обязательно произойдёт. Mожет быть, на этот раз я выиграю..."

   Конечно же, это всего лишь песня о любви из одного старого мюзикла. Но представьте, что её поёт Германия, и она зазвучит совершенно по-другому.


                                                                               (КОНЕЦ)
Tags: cogito, mamertini
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 157 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →